Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Статьи и отчеты
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Статьи и отчеты
Все статьи / Дети-сироты / Бесквартирный беспредел
 
Бесквартирный беспредел
 
По закону, детей, выросших в детских домах, по достижении ими совершеннолетия государство должно обеспечить бесплатным жильем. В год в республиканском бюджете удается наскрести средств на одну квартиру. В то время как в очереди на получения жилья только у нас в Петрозаводске стоит 229 человек. Есть среди них и тридцатилетние дяди и тети, которые уже не один десяток лет ожидают положенной им квартиры.
 

Но ужас ситуации даже не в этом. А весь чудовищный цинизм ситуации в том, что у нас не только не выделяется жилье тем, у кого его нет, но и бесчеловечно отнимается у тех детей, у которых оно есть. Точнее, могло бы быть, если бы родители-алкоголики, запуганные или обманутые черными риэлтерами, не продали бы свои квартиры за бесценок, а оставили бы их в наследство, сделав тем самым хоть что-то хорошее для своих детей. Государственные структуры регистрируют такие сделки, а суды признают их законными. Сотнями выселяя детей на улицу. В никуда.

Хорошо известно, что пьющие люди в одно мгновение попадают в поле зрения нечистоплотных риэлтерских агентств. Потому что пьяницы - очень легкая добыча. Их легко обмануть, можно подпоить, или даже чуть-чуть поколотить: им много не надо. В итоге их большие благоустроенные квартиры в центре или недалеко от него уходят за копейки, а сами бывшие владельцы оказываются в Кварцитном или других поселках и селах. Картина мерзкая, но тут, как говориться, каждый сам себе хозяин - взрослые люди сами несут ответственность за свою судьбу.

Совсем по-другому выглядит ситуация, когда в квартире, помимо опустившихся взрослых, прописаны еще и их несовершеннолетние дети, воспитывающиеся в детдомах. Потому что им после продажи квартиры иногда даже хибарки в Кварцитном не достается. И после выхода из детдома они оказываются бомжами.

«Мы все равно ее квартиру отберем!»

Колыхнется праведное возмущение - детей не имеют права выселять на улицу, а квартиру продавать без разрешения органов опеки. Оказывается, имеют такое право. И выселяют и продают. Рассказывает Нина Лыскова, начальник отдела опеки и попечительства администрации Петрозаводска:

- В 2005 году произошли очень большие изменения, в том числе и в Гражданском кодексе РФ. Раньше, прежде чем совершать какие-либо сделки с жильем, в котором прописаны несовершеннолетние, нужно было обязательно получить разрешение в органах опеки. Сейчас же, согласно новым законам, наше разрешение требуется, только если ребенок является собственником жилья. В подавляющем большинстве случаев собственниками жилья являются родители или один из них. Потому что до 1995 года действовал закон, по которому каждый человек мог участвовать в приватизации только один раз. Поэтому родители, приватизируя квартиру, не включали детей в список собственников жилья - чтобы у ребенка оставалась возможность в будущем приватизировать свою собственную квартиру. С 1995 года этот закон был изменен, и, согласно новой редакции, в приватизации разрешалось участвовать дважды, а детей нужно было обязательно включать в число собственников. Однако огромное количество квартир уже было приватизировано на тот момент. И теперь эти родители могут распоряжаться жилплощадью по своему усмотрению. Но ведь это в корне неправильно! Почему этот папа или мама, которым квартира досталась от государства бесплатно, имеет на нее все права, а дети - нет? Я еще могу понять, если квартира была подарена им, или досталась в наследство - тогда действительно, это их собственность, и они могут ею распоряжаться, как захотят. Но в случае, когда квартира была передана в собственность государством бесплатно, я считаю, дети имеют на нее такое же право, как и родители!

Однако эту точку зрения, а также общечеловеческие нормы морали разделяют далеко не все. В итоге за прошедший год отдел опеки принимал участие в 504 судебных заседаниях, на которых рассматривались дела, когда жилищные и имущественные права ребенка были нарушены тем или иным способом. Сотрудники отдела, без преувеличения, бьется насмерть за каждую квартиру, которую пытаются отнять у детей.

- Мы уже знаем всех риэлтеров, занимающихся подобными сделками, и их адвокатов. Они чувствуют свою полную безнаказанность, и их цинизм и наглость переходит все границы. Был такой случай: риэлтеры «насели» на женщину, чтобы она продала свою трехкомнатную квартиру на Древлянке. А она являлась опекуном своего родного племянника. Чтобы помочь запуганной женщине, мы быстро сняли с нее опеку, а парня - ему было без малого 18 лет - определили в детский дом, откуда его вскорости отправили в армию. Дело в том, что в Гражданском кодексе есть такое понятие, как «лица из числа детей-сирот». Это те же сироты, но уже достигшие совершеннолетия, которые, тем не менее, еще до 23 лет находятся под опекой государства. В законе сказано, что пока эти лица находятся в армии или каком-либо образовательном учреждении, то запрещается в их отсутствие совершать какие бы то ни было сделки с жильем, в котором они зарегистрированы. Сейчас от женщины «отстали», но мы почти не сомневаемся, что когда племянник вернется из армии, ее снова возьмут в «обработку» и квартиру все равно отберут, - рассказывают в отделе опеки.

И у сотрудников отдела есть все основания так говорить: как-то после суда, в котором удалось «отстоять» квартиру пятнадцатилетней девочки, адвокат проигравшей стороны так и заявил: «Ничего, исполнится девчонке 18-ть, мы все равно ее квартиру заберем!»

Жизнь у меня несладкая, но жить все равно хочется!..

Самое страшное, что, если еще год назад хотя бы у органов опеки были полномочия, и они могли осуществлять хоть какой-то контроль, то сейчас все законы - не на стороне детей. Единственный документ, на который могут ссылаться сотрудники опеки - Международная конвенция о правах ребенка, которая в нашем государстве работает далеко не всегда. Тем более, что сироты, которым уже исполнилось 18 лет, детьми не считаются.

- Вы занимаетесь гиперопекой! - сказал как-то один судья, - рассказывает Александра Конжезерова, юрист отдела опеки. - Им уже 18-ть, они вполне взрослые и самостоятельные люди! А нам эти «взрослые» потом рассказывают, как их запугивают и угрожают им. На вопрос, почему она подписала документы на продажу квартиры, восемнадцатилетняя Иришка ответила «Когда вечером к тебе приходят два амбала, ты подпишешь, все что скажут!» А один паренек, которого тоже заставили продать его квартиру, на предложение пойти в прокуратуру и написать заявление, сказал «Ага, а потом меня где-нибудь найдут! Знаете, жизнь у меня несладкая, но все равно и мне жить хочется!» С ним случилась ужасная ситуация: мало того, что у него квартиру отобрали, выселив его в настоящую хибару в старом полуразвалившемся доме, так некоторое время спустя его лишили и этого жилья. Антошка мудро так рассуждал: «Видимо, им надо еще кого-то в нее выселить»...

Самое страшное, что даже прокуратура не всегда может защитить этих детей, ведь с точки зрения закона подобные сделки порой выглядят просто безукоризненно. Закон - дура, но это закон. Поэтому некоторые прокурорские следователи, прямо сказать, не особо и утруждаются, проводя проверку этих сделок. Уже упомянутая Ирина при помощи специалистов отдела написала заявление, в котором указала имена всех, кто угрожал ей, заставляя подписать бумаги. Работники опеки надеялись, что этих людей хотя бы вызовут на допрос, чтоб они не чувствовали себя абсолютно безнаказанными. Однако в прокуратуру пригласили почему-то одну только перепуганную Иришку, которая на вопрос следователя, имеет ли она какие-то претензии к перечисленным людям, растерявшись, ответила «нет». На этом все и закончилось. Но, слава богу, после этого хоть риэлтеры от девчонки отстали.

- Если родители или один родитель - алкоголики, и проживание с ними нарушает правила проживания детей, то по закону мы, органы опеки, можем потребовать выселить таких родителей из квартиры. Однако далеко не всегда суд принимает постановление о выселении. «Это негуманно, - говорят судьи, - выселять человека на улицу». Но когда выселяют на улицу детей, это суд признает законным, - рассказывают в отделе опеки. - Мы неоднократно проводили собрания, на которые приглашали и чиновников из паспортной службы, и из управления федеральной регистрационной службы, и просили их предупреждать нас, если ребенка пытаются выписать из квартиры или продают жилье с прописанными в нем детьми. Однако договоренность кто-то соблюдает, кто-то нет. А на наш вопрос «Почему?», в регистрационной службе говорят, что у них в инструкции этого не написано.

Почему кому-то инструкции писаны, а кому-то нет, становится понятно, если представить, какие огромные деньги зарабатываются на продажах этих квартир. По непроверенным данным (жена одного адвоката как-то хвастала в кулуарах), с одной такой сделки только один адвокат, сопровождающий ее, получает семь тысяч долларов. Ничего удивительного, ведь запуганные ребята и их спившиеся родители «продают» свои квартиры, стоимость которых иногда достигает и сорока тысяч - за одну-две тысячи, плюс хибарка в Кварцитном тысячи за две - три. Чистой прибыли, таким образом, пожалуй, хватит, чтобы поделится со всеми.

По поручению правительства в отделе опеки подготовлены предложения, как можно изменить сложившуюся ситуацию. В частности, сотрудники отдела предлагают принять закон, обязывающий согласовывать все сделки с жильем, в которых проживают дети, с органами опеки. А также провести проверку всех «квартирных» сделок за 2005 год. Ведь сотрудники отдела опеки знают далеко не обо всех случаях выселения детей из их квартир в прошлом году, а только лишь о тех, когда новый собственник квартиры в судебном порядке выписывал прежних несовершеннолетних жильцов. А сколько их было выселено тихо-мирно - одному Богу известно.

...Когда мы с Ниной Константиновной уже заканчивали наш разговор, дверь в ее кабинет с грохотом отворилась. Появившийся в проеме мужчина громко возмущался тем, что его не принимают и по-хамски к нему относятся. Нина Константиновна спокойно объяснила, что она лично не принимает граждан, а у сотрудников ее отдела сегодня не приемный день. Возмущенный посетитель немного успокоился, стал разговаривать нормальным тоном.

С видом человека, которому все вокруг должны, в кабинет вломился один из «тех самых» адвокатов. Сегодня они чувствуют себя хозяевами жизни. Остается надеяться, что это ненадолго. И что беспределу с сиротскими и детскими квартирами уже в ближайшее время будет положен конец. «МК» в Карелии» будет следить за развитием ситуации и сообщать обо всех изменениях или отсутствии оных.

Елена Литвин.

 
25.03.2006, 22:49:41
 

 

Добавить комментарий

 

Имя:
E-mail:
Заголовок:
*Сообщение:
 

 

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
©® Vinchi Group 2005

0.00763 сек.