Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Статьи и отчеты
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Статьи и отчеты
Все статьи / Детские дома, приюты, дома ребенка, интернаты / С глаз долой - из сердца вон!
Администрация Соснового Бора намерена ликвидировать детский дом
 
С глаз долой - из сердца вон!
Администрация Соснового Бора намерена ликвидировать детский дом
 
"Вы берете детей из родного города и отправляете их куда подальше?" – "Я беру детей не из родного города, а беру детей, родители которых были лишены родительских прав". – "Подождите, но Сосновый Бор для этих детей – родной город?" – "Нет. Почему он для них родной город?". Такой вот странный разговор состоялся у меня с заместителем главы администрации по социальным вопросам Андреем Калюжным. По логике чиновника выходит, что у сирот (все они, кстати, родились и живут здесь, в Сосновом Бору) нет, не только родителей, но и родины. А значит, перемещать их можно куда угодно. Примерно как зэков. С той лишь разницей, что в нашем случае нет ни приговора суда, ни, к примеру, предписания врачей. Есть лишь мнение конкретных чиновников.
 

Сколько стоят брошенные дети?
Идея "укрупнения" детских домов витает в воздухе уже несколько лет. И вот теперь, наконец, она близка к реализации. Совсем как в старом анекдоте про Иосифа Виссарионовича – "не без доли юмора" (черного юмора). В Год семьи мы в открытую заявляем, что благополучие детей для нас ничего не стоит. Верее – обходится слишком дорого.
Действительно, в Сосновоборском детдоме (СДД) за последнее время количество воспитанником сократилось в два раза. Часть ребят, закончив девятый класс, ушла учиться в колледж, еще для нескольких человек удалось найти приемных родителей.
Вроде бы радоваться надо! Тем более, что СДД создавался в 1993 году именно как детский дом семейного типа. То есть изначально предполагалось: воспитанников в нем будет немного, и, следовательно, мы сможем обеспечить для них почти семейные условия проживания.
Но времена изменились. Нынешней администрации детский дом стал не нужен. "Есть общегосударственная политика – вы не знаете что ли? – направленная на ликвидацию детских домов", – утверждает А.В.Калюжный. И, конечно, лукавит. Или недопонимает чего-то в общегосударственной политике. Потому как вообще-то она направлена не на ликвидацию детдомов, а на определение каждого ребенка в семью. Чувствуете разницу?
СДД финансирует область. Обходится он региональной казне примерно в 4,5 млн. рублей в год. При этом в детдоме должно быть 19 воспитанников, тогда как сейчас их одиннадцать, а к 1 сентября останется девять или меньше (двое уходят в колледж, еще на двоих родственники собираются оформить опеку). Вот и решили чиновники: СДД ликвидировать, а оставшихся детей перевести в Кингисепп.
- Проблема в том, что с 1 января 2008 года полномочия по социальной защите населения (в том числе, по опеке и попечительству) перешли на региональный уровень, – поясняет заместитель председателя Собрания депутатов Геннадий Алмазов. – На мой взгляд, это правильный шаг. Муниципальные образования, особенно небольшие, зачастую просто не в состоянии финансировать собственные социальные службы.
В то же время, Сосновоборский детский дом – это муниципальное учреждение, и содержать его должен муниципалитет. Но у городских властей по новому законодательству нет таких полномочий. Отсюда и сложности.
Область не может ликвидировать детский дом. Но она предлагает нам его закрыть. Мы лишь должны принять соответствующее решение. Если оно не будет принято, регион – теоретически – вообще имеет право отказаться от содержания этих детей. И у нас, повторюсь, тоже нет таких полномочий.
- А могут ли городские власти выйти с предложением о передаче части полномочий на муниципальный уровень?
- Да, это возможно. Но тогда необходим специальный закон о передаче полномочий.
- Может ли муниципалитет предложить области сохранить детский дом и дальше уже вести переговоры?
- Да, это тоже возможно.
…То есть, в действительности, о «финансовом кризисе» говорить пока рано. Финансирование СДД заложено в региональный бюджет 2008 года. У нас есть время, чтобы все хорошенько обдумать и принять взвешенное решение.
Кстати, совсем не обязательно сохранять детский дом в том виде, в котором он существует сейчас. Есть более продуктивная идея: расширить полномочия СДД, перепрофилировать его в центр по работе с детьми, оставшимися без попечения родителей, и приемными семьями (с таким предложением не раз обращалась в муниципалитет и в областное правительство директор детдома Людмила Ермолаева). О том, что такую работу проводить необходимо, свидетельствует и российский, и мировой опыт.
Более того, подобные центры уже существуют в целом ряде регионов. И там детские дома постепенно пустеют не по воле чиновников, а как раз потому, что для всех ребят удается найти новых пап и мам. А пока идет поиск, дети не просто ждут решения собственной участи, они развиваются, учатся, живут нормальной жизнью (настолько, насколько она вообще может быть нормальной в детдоме).
Однако ни один из вариантов сосновоборские чиновники принять не хотят. Как полагает Андрей Калюжный, у нас уже есть и центр "Семья", и социальная гостиница. Зачем Сосновому Бору еще одна структура?
Да затем, что пока похвастаться нам особенно нечем. Да, действительно, за последние годы в городе значительно увеличилось количество детей, определенных в замещающие семьи, однако (если не принимать во внимание случаи родственной опеки) речь, в основном идет о ребятах до 7 лет. Их и правда можно "пристроить", не прикладывая особых усилий. Но что делать с подростками? Почему они до сих пор живут в детском доме?
Тут-то как раз и сказывается отсутствие планомерной профессиональной работы. Для которой необходим именно центр со своей материальной базой, с подготовленными специалистами (в России, кстати, до сих пор ни один вуз не обучает спецов по семейному устройству – есть только курсы для педагогов и психологов). Центр, объединяющий функции детского дома, площадки для тренингов и ряд служб, занятых подбором, подготовкой и сопровождением приемных семей. Центр, которому необходимо передать ряд полномочий органа опеки.
Подобное учреждение уже более десяти лет существует, к примеру, в Москве. Называется оно детский дом №19. Там реализуется патронатная программа Министерства образования. И это действительно детский дом без детей. Не задерживаются там надолго ни малыши, ни ребята постарше.
Увы, о существовании московского ДД №19 Андрей Валентинович впервые узнал от меня. И означает это всего лишь, что заместитель главы администрации по социальным вопросам специальную литературу не читает, соответствующие ТВ-программы не смотрит, радио не слушает, в Интернет не заглядывает. Кажется, даже само слово "сопровождение" (общепринятый термин, обозначающий работу с приемными семьями) оказалось для А.В.Клюжного в новинку...

Как поломать чужую судьбу?
Но что же все-таки говорят о ликвидации Сосновоборского детского дома не чиновники, а собственно специалисты? Вот мнение Яны Малыхиной, кандидата психологических наук, доцента Санкт-Петербургского педагогического университета им. А.Н.Герцена (Яна Викторовна более десяти лет сотрудничает с СДД, она автор ряда программ социальной адаптации сирот):
- Прежде всего, давайте иметь в виду, что город наш будет расширяться и, к сожалению, вместе с расширением города будет увеличиваться количество неблагополучных семей. Значит, будут у нас и социальные сироты, которым надо подыскивать новых родителей.
Ребенок должен жить в семье! С этим лозунгом вроде бы все согласны и в России, и в мире. Но! В большинстве стран подобная работа ведется постепенно, планомерно и продуманно. Никто не ставит перед собой задачу в одночасье ликвидировать детдома. Сначала все-таки нужно подготовить соответствующие службы и перепрофилировать сиротские приюты в центры сопровождения приемных семей, где должна вестись скрупулезная, методически выверенная работа. Причем, направлена она должна быть не только на подготовку детей и родителей, но и на всестороннюю помощь уже созданным семьям в течение, как минимум, двух-трех лет.
На эту тему написано много научных работ, есть большой объем опытных данных. Иначе говоря, методика существует, ее нужно только грамотно использовать.
Если же мы просто начнем передавать детей в семьи, мы очень скоро столкнемся с огромным количеством возвратов (такой опыт, к сожалению, тоже есть и в России, и в мире). Потому что в течение адаптационного периода (а он может длиться не один год) в помощи нуждаются и дети, и родители.
Еще два года назад мы предлагали нашему управлению образования реорганизовать СДД. Был подготовлен проект и даже не один. За это время планомерная реорганизация детских домов была проведена в целом ряде российских регионов (даже в Интернете полно материалов на эту тему!), а у нас как не было ничего, так и нет.
- Администрация города уверена, что в Сосновом Бору уже существует свой центр – это центр "Семья". Плюс социальная гостиница...
- Социальная гостиница не предназначена для того, чтобы находящийся в ней ребенок мог полноценно развиваться. К тому же мы никогда не знаем, сколько потребуется времени, чтобы сирота приобрел необходимый статус, и отдел опеки получил возможность подыскать для него семью. Все-таки лишение или частичное лишение родительских прав происходит по решению суда, и пока собираются необходимые документы, пока идут судебные заседания, дети по нескольку месяцев остаются в гостинице. Мы просто упускаем время (представьте себе, что значат несколько месяцев для трех-шестилетнего малыша!).
И это не вина людей, которые работают в гостинице, это изъян самой системы. Объединить соцгостиницу и детский дом можно, если последний приобретет другой статус. (Кстати, Андрей Калюжный в разговоре с депутатами Городского совета утверждал прямо противоположное. Снова лукавил? Был не в курсе? Или просто испугался, что его таки заставят поработать? – С.И.) В этом случае специалисты смогут с самого начала проводить с ребенком необходимую работу.
Что же касается центра "Семья", он и сейчас уже с трудом справляется с поставленными перед ним задачами, потому что социальная работа в целом поставлена в нашем городе гораздо хуже, чем во многих других муниципальных образованиях. Кроме того, центр "Семья" решает совершенно другие проблемы, он никогда не занимался сопровождением приемных семей.
- Но администрация утверждает, что намерена расширить "Семью" и готова даже принять туда специалистов из СДД...
- Можно было бы, конечно, так по-простецки решить этот вопрос, если бы не одно весьма существенное обстоятельство. Для полноценной работы по обучению и сопровождению приемных родителей необходима материальная база, которой у "Семьи" нет. А в детском доме она уже создана.
Представьте себе, что такое полноценное сопровождение. Это, во-первых, группа людей, которые занимаются в школе приемных родителей. Во-вторых, группа отцов и матерей, которые уже взяли детей на воспитание и собираются раз в неделю, чтобы пройти дополнительные занятия, пообщаться, обменяться опытом и проблемами. В-третьих, это кабинеты специалистов, где можно получить индивидуальные консультации – вместе с ребенком или без него. В-четвертых, это праздники, которые организуются для приемных родителей и детей. И многое другое.
В таком центре должны работать юристы, психологи, педагоги, специалисты по коррекции развития, вплоть до логопедов. Все это можно делать на базе СДД. И, на мой взгляд, терять такую базу – огромное упущение для города. Это просто шаг назад, по сравнению с нынешним положение дел.
- Если окончательное решение о переводе детей в Кингисепп будет принято, как такой перевод может отразиться на самих сиротах?
- Существует огромный опыт, свидетельствующий о том, что перемещать детей подобным образом можно не более трех раз. А дальше начинаются непоправимые изменения в психике, которые практически не поддаются коррекции. Ребенок теряет доверие к любым взрослым и к миру в целом. Это огромная рана в душе человека. И такой человек склонен к деструктивному, девиантному поведению (алкоголизму, наркомании и проч.), к хроническим депрессиям, к тяжелейшим психофизическим расстройствам, к суициду. Вот что мы получаем в результате.
А теперь давайте считать... Мы забрали ребенка из семьи – это раз. Он худо-бедно обжился в социальной гостинице, но мы перевели его в детский дом. Это два. Всё! Лимит перемещений исчерпан. Теперь единственное, что мы можем сделать – подыскать для него семью.
Следующий момент... Сколько детей будет в Кингисеппском детском доме?
- Андрей Калюжный полагает, что пятьдесят, но, скорее всего, больше (по сведениям главы города Валерия Некрасова, один из двух детских домов Кингисеппского района тоже предполагается закрыть)...
- Значит, там созданы разновозрастные группы. То есть дети общаются почти исключительно со своими ровесниками. Это плохо для их развития. Опять-таки давно доказано, что наиболее благотворно и для старших, и для младших ребят общение в разновозрастных группах. Что и происходит сейчас в СДД.
Я уж не говорю о том, что это хороший способ социализации детей, когда подростки учатся ухаживать и опекать малышей, а те, в свою очередь, берут пример со старших.
- Еще один аргумент, который приводит А.Калюжный: перемещая детей, мы тем самым стараемся уберечь их от разлагающего влияния родителей и родственников...
- На самом деле, Андрей Калюжный просто не знает, о чем говорит. Во всем мире давно уже считается нормой общение детей с кровными родителями. Это позволяет ребенку сформировать историю собственной жизни. Естественно, процесс должны корректировать специалисты, но совсем лишать ребенка контактов с родственниками – значит, только усугублять проблему.
- Даже отрицательный опыт бывает полезен, – говорит директор детского дома Людмила Ермолаева. – Не надо думать, что наши дети глупы, что они не способны отличить хорошее от плохого. Очень даже способны! Поэтому отрицательный пример – тоже пример. Пример того, как не нужно себя вести.
Дети – не машины, не манекены, у них есть чувства. И они любят своих кровных родителей, несмотря ни на что. Отправляя воспитанников в другой город, мы обрываем тонкие ниточки, связывающие их с родной землей, с близкими. Мы отправляем их в вакуум, который ребятам еще предстоит заполнить, приложив огромные душевные силы.
Дети зачастую плохо переносят даже переход в другую школу, а тут у них будет все другое. Другой город, другой дом, другое окружение, другие учителя и педагоги. И мы не знаем, справится ли детская душа с таким потрясением, или ребенок замкнется, уйдет в себя, будет копить злобу на весь мир.
И будет бегать из детского дома. К тем самым родственникам, которые нам так не нравятся.
- И через несколько лет он вернется в город, который его выгнал, к взрослым, которые его предали...
- Да, здесь у ребят жилье, они вернутся. И я не думаю, что повзрослевшие дети, будут испытывать при этом чувство благодарности.
...Стоит добавить еще, что вокруг СДД сложился клуб волонтеров. Вот он, тот самый положительный пример, который настолько необходим ребятам. Это сеть социальных связей, привязанностей, без которых не может нормально жить ни один человек. Отправляя детей в Кингисепп, мы рушим систему, которая складывалась годами, систему, при которой помощь находят не только воспитанники, но и выпускники детского дома.

Чиновничьи игры
Обо всем, что сказано в предыдущей главке, мы разговаривали с Андреем Калюжным в понедельник. Однако разговор этот напоминал диалог глухого с немым. Оказалось, что Андрей Валентинович абсолютно не способен встать на точку зрения обычного человека. Он рассуждает только и исключительно как чиновник.
Для него все просто: есть плохие взрослые и есть дети без родины, которых мы забираем и перемещаем, куда хотим и когда хотим. Иногда мы находим для них хороших взрослых, которые – те же манекены и винтики. Они не могут ошибаться, у не может быть долгого периода привыкания и адаптации. И те, и другие напрочь лишены чувств и эмоций. Да, такими людьми легко управлять!
Вывод напрашивается сам собой: либо А.В.Калюжный действительно не ведает, что творит, либо он сознательно вводит в заблуждение парламентариев и общественность. Потому что, когда уже днем Городской совет собрался в узком составе, Андрей Валентинович снова повел речь о том, какое благо для города – ликвидация детского дома, о том, как хорошо будет нашим ребятам в Кингисеппе. А по сути – о том, как здорово мы можем сэкономить, ломая судьбы детей.
Рядом сидел начальник отдела опеки Александр Мащенко, который, согласно закону, обязан всеми силами защищать интересы этих самых детей. Но Александр Александрович лишь молча кивал в знак согласия.
Правда, за ребят вступился глава города Валерий Некрасов: "Нам было сложно, тяжело, но даже в 90-е годы мы финансировали работу детского дома. Из городского бюджета! И выделили СДД новое помещение, и сделали там ремонт. Я сегодня хочу сказать: я занимался детьми и думал о том, чтобы они не теряли связь с нашим городом, чтобы они учились в наших школах. Ходил ребенок, например, в девятую школу, пусть и после того, как он попал в детский дом, ходит в девятую школу. Потому что ребенка там хорошо знают, потому что у него там есть друзья. Чтобы воспитанники СДД жили одной жизнью с Сосновым Бором. И какими бы ни были их родители – пропойцы, алкоголики, дебоширы, – но они все равно могли встречаться с детьми. И ребенок знал, что у него есть мать и отец.
При сегодняшнем нашем бюджете 4,5 миллиона – это не деньги! И я прошу вас все продумать, посмотреть и принять решение".
Итак, 25 июня парламентарии должны определиться: быть детскому дому или не быть, останутся воспитанники СДД сосновоборцами или у них и в самом деле нет родины. Говорю об этом в будущем времени, поскольку газета сдается в печать поздно вечером во вторник. В отличие от вас, дорогие читатели, я еще не знаю, чем все закончится.
Надеюсь, народные избранники проявят мудрость и понимание. Надеюсь, что, в отличие от чиновников, депутаты смогут просчитать негативные последствия от ликвидации детского дома. Что они проявят нормальное человеческое сочувствие к детям, и без того обделенным судьбой. Я очень на это надеюсь.
Но, каким бы ни оказалось решение парламентариев, уже сейчас можно с полной ответственностью утверждать: в администрации МО «Город Сосновый Бор» работают люди, которые, во-первых, не способны мыслить стратегически и строить дальние планы. Во-вторых, не готовы защищать интересы горожан. В-третьих, абсолютно уверены в собственной безнаказанности.
Андрей Калюжный даже несколько раз оговорился, заявив, что «решение принято», хотя, в действительности, принять его имеют право только депутаты. Я уж не говорю о том, что во время подготовки решения никто и не подумал посоветоваться с нами, горожанами (избирателями, налогоплательщиками), узнать наше мнение.
Ситуация с СДД – как лакмусовая бумажка, как проверка на человечность. В последнее время мы в самом деле стали жить богаче и лучше (во всяком случае, по областным меркам). Городские власти вроде бы даже научились экономить и рационально использовать средства. Вот только нужна ли нам такая экономия, которая оборачивается поломанными судьбами детей?

Дата публикации: 26.06.2008

Источник: Газета "Сосновоборский строитель"


P.S. 25 июня состоялось заседание Совета депутатов Соснового Бора. На нем выступил заместитель главы администрации по социальным вопросам А.В.Калюжный. Он продемонстрировал фотографии, сделанные в Кингисеппе. И стало ясно, что, даже если не брать во внимание психологические проблемы, дети просто попадают в гораздо более худшие условия.
Сейчас наши ребята живут в небольших комнатах по 2-4 человека, а в Кингисеппском ДД, к примеру, спальня - это помещение казарменного типа, где рядами выставлены кровати и тумбочки. Одна спальная комната рассчитана, кажется, человек на 20.
Коротко выступил другой заместитель главы администрации В.С.Воробьев. Он предложил не ссориться с областью: если в правительстве ЛО так решили, значит, так тому и быть.
Тем не менее, во время дискуссии ни один из депутатов не высказался за закрытие детского дома. По сути, прозвучало всего два предложения: либо отклонить отклонить проект решения, предложенный администрацией, либо продолжить разговор с участием общественности и всех заинтересованных сторон. Остановились на последнем.
Решено на следующей неделе провести расширенное заседание Совета. А пока парламентариям предстоит изучить специально подготовленный для них пакет материалов. Это письмо от шефов СДД из НИТИ им. Александрова (больше сотни подписей), экспертное заключение кандидата психологических наук, доцента Санкт-Петербургского университета им. Герцена Я.В.Малыхиной и предложения директора СДД Л.И.Ермолаевой по реорганизации детского дома (чтобы он мог объединить функции собственно ДД, социальной гостиницы и центра поддержки замещающих семей).

 
26.06.2008, 16:30:34
Сергей Иванов
 

 

Добавить комментарий

 

Имя:
E-mail:
Заголовок:
*Сообщение:
 

 

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
©® Vinchi Group 2005

0.00724 сек.