Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Статьи и отчеты
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Статьи и отчеты
Все статьи / Детские дома, приюты, дома ребенка, интернаты / Дети "Позднего дождя". Посмотрите в их глаза
 
Дети "Позднего дождя". Посмотрите в их глаза
 
Огромное небо, налитое сиреневатой мутью, темнело. Мигали уличные огни на тихой улице Малая, что в Черемушках. И большеухий кавказец, подвернув передние лапы калачом на заборе, вглядывался в мерцающие окна двухэтажного дома напротив. А в эту минуту я, сидя в зале этого двухэтажного дома, пыталась сдержать слезы. Мне было стыдно смотреть в глаза Полине Кудряшовой и Оксане Шкандроновой, воспитанницам центра социальной реабилитации "Поздний дождь". Их истории как кадры социального кино, в котором дети спят в подъездах, нюхают клей, а дома - родители-алкаши издеваются над ними: обливают кипятком, бьют головой об стол или выгоняют на мороз босиком.
 

Полина

- Девочки пережили ТАКОЕ! - вытирает слезы основательница "Позднего дождя" Любовь Епончинцева. - Оксана с 13 лет жила в детском доме. Она постоянно убегала к папе. Но если бы вы видели ее папу и тот дом, в котором он живет! Он бомж. Тем не менее, она сбегала к нему, потому что в интернате Оксане было психологически трудно жить. Когда я увидела ее, вы не представляете, моя девочка либо молчала, либо рычала. По-другому Оксанка не умела разговаривать. И Полина. В 14 лет она попала в интернат. Но Полина там не жила: мы находили ее то на набережной, то на Предмостной. Зато сейчас! Оксанка поет в хоре и чудесно танцует! У нее проявились организаторские способности. Теперь она без проблем ходит в школу. Полина у нас тоже танцует - ее мы отдали в студию "Юнидэнс".

Крыска такая щекотная!
Попали девочки к Любови Григорьевне случайно - их привели знакомые "бегунки". Когда в квартире на Щорса, которую Епончинцева отдала под приют, а сама - с тремя детьми и мужем - ютилась в однокомнатной, Полину и Оксану обогрели, накормили, они решили: "Останемся". Так Любовь Григорьевна, договорившись с социальным приютом "Забота", оформила их на патронатное воспитание. Год назад дети "Позднего дождя" (21 человек - "СГ") переехали в двухэтажный дом на Малой - один из спонсоров отдал его в аренду Любови Епончинцевой.

Сейчас у Полины с Оксаной каждый день забит (может, лучше "распределен"?): школа, "дом", танцы. Через час Полине надо спешить - опаздывать на танцы она не любит. Но сначала Полина Кудряшова внимательно осматривает чужака - меня. Она вовсе не стеснительная, как мне показалось, наоборот - бойкая, с озорным взглядом, чувствует себя под объективом фотокамеры вполне в своей тарелке. Иногда только с хитрецой посматривает на Любовь Григорьевну, улыбаясь лишь ей.

- Моя мама русская, а папа чуваш, - рассказывает Полина. - Мама раньше жила в Томске. Но потом они с отцом оказались в Красноярске. Не помню, почему. А из дома я убегала с детства: сначала отец стал пить, затем мама. Папа буянил: мать гонял, мою сестру бил. Он постоянно ее избивал, потому что Женька - не родная дочь. Сестра тоже сбегала: мы тогда жили в девятиэтажке, и соседка, мамина подруга, подкармливала меня. Я гуляю на улице, а она подзовет меня к Енисею, покормит, чтобы никто не видел.

Через некоторое время родители Полины переехали в Черемушки, поближе к приятелям. И понеслось - пьянка за пьянкой.

- У мамы цирроз печени, желтуха вылезла, - всхлипывает Полина Кудряшова. - Ей плохо стало. Она лежала на кровати, не вставая. Врачи несколько раз приезжали, хотели в больницу ее забрать. Но она отказывалась. Говорила, мол, от меня дети хотят избавиться. Женя убеждала ее: "Нет, мама, отказываться мы не собираемся. Просто хотим, чтобы ты вылечилась". Она до последнего была дома... Умирала дома... Приехала скорая. Врач попросил нас выйти. Маме поставили укол. Ее не на носилках уносили! Со скорой спрашивают: "У вас есть простынь?". Мы принесли. Маму просто завернули в эту простынь. Она еще живая была! И увезли. На следующий день я пешком - у меня денег не было - дошла из Черемушек до 7-ой больницы. Ищу маму, а найти не могу. Потом только медсестра сказала, что вчера она в приемном покое умерла. Медсестры меня спрашивают: "А вы кем ей приходитесь?" Я говорю: "Дочка". Они в шоке были. Им же нельзя говорить такое детям... Я выбегаю, гляжу на больницу, а они - медсестры, столпились и в окно смотрят на меня...

Закрыв лицо руками, Полина замолкает, спустя три года ей больно, тяжело, неприятно вспоминать смерть матери. Она не может вздохнуть полной грудью: рыдания не дают. А еще Полина ненавидит, когда ее жалеют.

Уроки делаем вместе, чур, не списывать!
- Меня все жалели, поэтому я перестала ходить в школу, - открывается 17-летняя девочка. - Девять дней прошло после похорон, и я ушла из дома. А что оставалось делать? У моей сестры был муж Гена, он из тюрьмы вышел. Гена меня избивал... Как-то раз иду по улице, меня ловят пацаны с нашего двора. Ничего не говорят, а просто ведут домой. Сестра встречает: "Ты вообще со своими побегами достала. У тебя отец умер. А ты бегаешь. Его уже похоронили..."

Несчастье Полины Кудряшовой в том, что она из "неблагополучных". Полина не осталась дома после известия о похоронах отца, потому что там ее ждали побои и унижения. Полина не жила в приюте "Забота", куда в скором времени ее отвезла милиция, вытащив из подвалов, потому что не почувствовала ласки и уюта. Полина не танцевала и не пела, не показывала успехов в учебе, потому что она не ходила в школу. Но Полина - обычный ребенок. Она, как и все обычные дети, мечтает получить подарок на день рождения.

- Тогда тетя Люба сотрудничала с "Заботой". Она поговорила с ними, и я осталась, - рассказывает Полина. - Первый шок, который испытала здесь, в "Позднем дожде", до сих пор помню: всех детей и меня отвезли в лагерь. Дети ходили и шептали: "Полина. Это Полина". Как будто все знали меня. А потом ко мне подошел парень и протянул зубную щетку: "Держи, Полина". Вот это запомнила. Еще подумала: че к чему - щетку вручили. Мне сразу сказали, что материться нельзя. И я сразу перестала. Мне понравилась домашняя обстановка, еда и отношение: дети окружили меня и давай расспрашивать, откуда я, что со мной было. Вообще, я никогда не представляла, что буду танцевать на сцене! Никогда не думала, что умею хорошо рисовать. Однажды портрет одноклассницы нарисовала. Все в школе говорили: "Ни фига себе! Как прикольно!". Я лучшая из класса была. Мои картины даже на выставки увозили.

Накрывайте на стол, всё готово.
А через некоторое время от Любови Григорьевны увезли Полину в детский дом-школу №59. О жизни в интернате она предпочитает не вспоминать:

- Вначале мне трудно было. Там пацаны постоянно прикапывались. Мне кажется, они не знали, как проявить симпатию. Еще там жила девочка. Понимаете, я сама смуглая, и она обзывала меня: "Ой, ты черная". Пока не врезала ей. Я в интернате ругалась, спорила, убегала. Меня там обстригли. Девчонки верхом на меня сели и просто пучками состригли волосы. Я звоню тете Любе, говорю, что "наезжают". Тетя Люба отвечает: "Я попробую тебя забрать". Она оформляет патронат и забирает меня.

Нам с Полиной пора прощаться: девочке пора на танцы. Но, поглядывая на Любовь Епончинцеву, Полина вдруг вспоминает про мишку:

- Мишку тетя Люба мне подарила на день рождения. Я до сих пор его храню. Знаете, я привыкла здесь жить. Когда к сестре прихожу, всегда говорю: "Всё. Время вышло. Я сейчас домой пойду". Она спрашивает: "Куда домой?". Я просто привыкла приют домом называть! Вот при вас я говорю "приют". А при друзьях - "дом". Третий год учусь в одной школе, а пацаны - одноклассники, постоянно забывают, что я в приюте живу. Иногда такие глупые вопросы задают...

Оксана

Свою первую сигарету Оксанка Шкандронова выкурила в шесть лет. Дни рождения она праздновала одинаково: сбегала из дома, напивалась и засыпала в каком-нибудь подъезде на какой-нибудь улице Красноярска. Сейчас Оксана Шкандронова сидит на диване в зале двухэтажного дома на Малой. И ничем особенным не отличается от своих сверстниц - красивые карие глаза, миловидное личико. Лоб скрывает челка, которую Оксана постоянно поправляет рукой. В меру гордая, в меру веселая.

- Всегда думала, почему я такая несчастливая. До 17 лет мне ни разу не дарили подарков. А когда я здесь провела свой день рождения, подумала: всё-таки я счастливая. Если бы не тетя Люба, не знаю, где бы я сейчас была...

Оксанка - дочь чистокровной немки и русского. О своих родителях она знает немного: отец, отслужив в армии, женился на бывшей заключенной. Сначала они жили в ладу. Мать, бегая с тряпкой по квартире, поднимала крик, если муж дальше коврика прошел в ботинках.

Ну чем не актриса?
- Мама ни грамма в рот не брала, не курила - вся такая интеллигентная, - смахивает со лба челку Оксана. - А отец выпивал. У нас всегда в холодильнике стояли вино, водка, шампанское. И соседка, которая очень любила выпить, об этом знала. Тогда мне было три года, а брату Кольке - годик. Сперва соседка у матери просила выпить. Потом стала ее уговаривать: "Ну, выпей стопочку". И понеслось... Однажды отец уехал в командировку. А мама закрыла нас в квартире и ушла пить. Мы неделю сидели без еды. Колька подполз к дверям, стал плакать. Соседи услышали, выломали дверь и забрали нас. Потом вернулся отец. Ему говорят: "Вот, бросила детей и ушла". Отец, конечно, был в шоке - пока мы находились у соседей, мать взяла и продала квартиру по поддельным документам.

С тех пор посыпались несчастья: из квартиры семью Шкандроновых выселили, машину Оксаниного отца угнали.

- Мы переехали в общагу на Калинина, - рассказывает Оксана Шкандронова. - Отец сломался - сильно запивался. На работе держался всего месяц. Зарплату получит и уходит в запой. Потом ищет новую работу. На Калинина нам нечего было есть. Мы побирались.

Мороженую картошку ела моя бабушка: в годы Великой Отечественной войны ей было 16 лет. Дети Шкандроновых в мирное время, как это ни парадоксально звучит, тоже увидели изнанку "войны". Вечно недоедающие, они замерзшими руками искали картошку - ту картошку, которую лень донести до помойки. Ту картошку, которую выкидывают у гаражей.

- В восемь лет меня забрали в приют "Забота", - продолжает Оксана. - Оттуда я первый раз сбежала. Но меня быстро поймали. Успела добежать только до остановки. Второй раз добежала до дома на Калинина. Меня снова поймали. Потом отец нас забрал. Но мы с Колькой стали убегать из дома, потому что он нас бил... Мы жили на вокзале, ночевали на лестничных площадках, в милиции. Скоро отца лишили родительских прав, и нас снова отправили в "Заботу". Там я всего три месяца продержалась. Хоть в "Заботе" и нет дедовщины, я привыкла к домашней жизни - к отцу вернулась. Потом сотрудники "Заботы" меня нашли и сказали, что на нас с Колькой пришли бумаги из 59-го интерната.

И так не скучно, а с музыкой еще веселей.
В детском доме-школе N59 Оксане поставили диагноз "бегомания". Она уже и не помнит сколько раз сбегала оттуда.

- Меня даже в Атаманово (в Краевую психиатрическую больницу в селе Атаманово - "СГ") три раза отправляли, - говорит Оксанка. - Но после лечения я тоже сбегала. Потом мне сказали, что есть женщина из приюта "Поздний дождь", которая хочет со мной поговорить. Я как услышала слово "приют", сразу встала на дыбы - никуда не поеду. Но когда тетя Люба сказала: "Если не хочешь, можешь назад вернуться". Я подумала: можно съездить на два дня. Первое, что мне бросилось в глаза - здесь много обуви. Я потом Полинку увидела - знаю ее еще с 59-го интерната. Мне стало легче. Она со всеми меня познакомила. Когда из "Позднего дождя" вернулась в интернат, все уставились на меня. Я такая веселая забежала. Сразу светлая стала, отдохнула от той атмосферы. Все расспрашивали: "Как там? Что там?". Я говорю: "Супер. Я туда хочу".

Но в тот же день Оксана сбежала. Она и сама не знает, почему. Месяц прежней жизни: подъезды, вокзал, сигареты, водка. Вскоре Любовь Епончинцева отыскала Шкандронову.

- Через месяц мы поехали в интернат с тетей Любой, - опускает глаза Оксана. - Никто из сверстников меня не узнал. Все проходили мимо. Потом, когда поняли, сбежались, словно зверинец приехал. Воспитатели в шоке: "Ты очень сильно изменилась". Я раньше с ними строго на "р" разговаривала. Самый мягкий тон был: "Да, идите вы все на...". А друзья, с которыми дома общалась, до сих пор не верят. Отец им говорит: "Оксанка не пьет и не курит". Они: "Да ну на фиг! Оксанка? Если она бросит курить, то земля перевернется". Здесь у меня нет тяги - бежать. А в интернате - первая мысль, с которой я просыпалась: не пойти поесть или покурить, а сбежать! С самого утра разрабатывался план Барбаросса...

Иметь сирот - традиция России

У Оксаны и Полины разные истории, разные судьбы. Но у них есть одно желание на двоих - счастливая жизнь без насилия и алкоголя. И пока она начинается для них не со сцены, не с костюмов и не с аплодисментов, а со взгляда Любови Григорьевны, которая обычно садится на первом ряду и молится за девочек: за Полину, Оксану, Веру, Раю, Катю, Марину - за всех детей "Позднего дождя".

- Однажды я приехала в один интернат на банкет, - провожает корреспондента "СГ" Епончинцева. - На фуршете встала заместитель директора интерната и сказала: "Пожалуйста, сделайте так, чтобы "Поздний дождь" был официальным, юридически правовым. Потому что это чудо - то, что они делают с детьми". Следом встал молодой человек, не помню его имени и фамилии, из комитета по делам молодежи и заявил: "Что вы переживаете, это традиция России - иметь сирот. А чтобы мы делали, если бы не было сирот? Это же ваш хлеб". Было так глупо. Мне стало жаль эту женщину, которая говорила от чистого сердца, а встретила столь холодный ответ. После поднялся правозащитник Александр Дмитриевич Назаров и сказал одну мудрую вещь: "Во всех цивилизованных странах тратятся деньги на социальную работу с детьми, чтобы предотвратить преступления. Потому что содержание одного ребенка в тюрьме обходится государству дорого. Если бы эти деньги шли на социальную работу - это была бы экономия, это было бы по-человечески". Может, когда-нибудь у нас будут относиться к детям по-человечески?


Дата публикации: 19.01.2008

Источник: "Сегодняшняя Газета", Красноярск

 
10.02.2008, 17:09:03
 

 

Добавить комментарий

 

Имя:
E-mail:
Заголовок:
*Сообщение:
 

 

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
©® Vinchi Group 2005

0.02428 сек.