Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Статьи и отчеты
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Статьи и отчеты
Все статьи / Кто в Доме хозяин?
 
Кто в Доме хозяин?
 
Один день из Жизни Норильского детского дома
 

«Никогда не разговаривайте с неизвестными», — предупреждал классик русской литературы. Как помните, разговоры такие ведут минимум к сумятице, а максимум — к последствиям очень неприятным. Однако со мной, абсолютно посторонней и неизвестной особой, заговорили доброжелательно и удивительно свободно. И вдруг я поняла, что значит чувствовать себя, как дома. Я осознала это в детском доме.

Когда родилась идея показать «один день из жизни детдома», было сразу понятно, насколько сложную задачу мы перед собой поставили. Не секрет, что такие «датские» (а на этой неделе норильский детский дом отмечает очередной день рождения) публикации грешат обилием лака и патоки на квадратный сантиметр газетной площади. Честно — не хотелось унижать 73 ребенка и почти полсотни взрослых, которые ведь не виноваты в том, что сумели в рамках сугубо официальных создать мир человеческого тепла, добра и открытости всему прогрессивному. Так что я не стану злоупотреблять восторженными характеристиками. Я просто расскажу, каково это — прожить целый день в окружении симпатичных детских мордашек, разбавленных сосредоточенными лицами взрослых. А начну с вечера.

Немного ошарашенная бурной двигательной активностью вперемешку с пулеметной скороговоркой просьб, выражаемых пусть не вполне отчетливо, зато настойчиво, я: безропотно позволила потрепать себя за волосы; подняла к верху шкафа по очереди пятерых малышей — чтобы они взяли на ночь желанную игрушку; отвела одну непоседу в туалет; отнесла еще одну крошку на ее кровать; погасила в зародыше ссору из–за «почти как настоящего» пистолета; перецеловала десяток бархатных щечек и, наконец, пожелала всей младшей группе спокойной ночи.

До собственно ночи было еще далеко. Малыши в детском доме — жаворонки, ложатся раньше всех. «Солидные люди» в это время еще только готовятся ко второму ужину. Согласно врученному мне с утра ежедневному плану мероприятий детского дома этот шестой и последний на сегодня прием пищи был намечен на 20.30. Форма одежды не оговаривалась — все ж таки дома люди ужинают, по–свойски. Однако дежурные по столовому залу все как один щеголяли в кокетливых фартучках. Я уже знала, что это они, воспитанники, сами кроят и шьют, а также вышивают — на программируемой машине Bernina artista 200. Между прочим, среди мальчиков машинная вышивка пользуется не меньшей популярностью, чем среди девчонок. Может быть, потому что процесс вышивания превращается в нечто сродни пилотированию орбитальной станции «Мир»? Так или иначе, а фартучки на дежурных были безукоризненные.


  • В этом году восстановлены в правах пятеро родителей.

  • В этом году одну девочку удочерили, пятерых ребят взяли под опеку.

  • Две трети малышей — воспитанников Дома — подлежат усыновлению или опеке.

  • Сегодня большинство ребят в детском доме не старше 14 лет.

  • Все дети обеспечены жильем на территории НПР или имеют право на его внеочередное получение.

  • Приемные родители имеют право поменять дату рождения ребенка в пределах месяца.


    В тот день бог (в лице заведующей производством и директора детдома) послал на второй ужин сосиску в тесте, чай с лимоном и мороженое. Я смотрела, как энергично расправляются с едой ребята, и даже немного им завидовала: беспокойства по поводу лишних калорий они явно не испытывали. И вдруг представитель адаптационной группы (наверное, вы уже догадались, что в эту группу попадают вновь прибывшие дети среднего и старшего возраста, а кому–то так здесь нравится, что потом не хотят в другие коллективы переходить) протянул мороженое мне. Отказаться не было возможности: парень так вежливо и искренне проявлял гостеприимство...

    Вообще еда, подаваемая в детском доме, ее качество и количество напоминают грандиозные пиры Гаргантюа и Пантагрюэля. Но если французские великаны страдали ожирением, то обитатели Дома стройны, как молодые кедровые деревца. Если бы вы, как я, понаблюдали за их обычным рабочим днем, перестали бы удивляться этому феномену. Итак, подъем в 7.00. Затем непременные «водные процедуры», завтрак, дорога в школу, возвращение из школы (смею заметить, с неплохими достижениями). Детскому дому повезло с соседями — средней школой №13, которую и посещают воспитанники. Они учатся в обычных классах и на уроках — я не поленилась заглянуть — нисколько не отличаются от, как здесь говорят, домашних детей.

    Так и хочется прервать саму себя, чтобы хоть парой фраз описать увиденное в школе. Итак, пока еще не наступило время обеда...

    Преподаватель информатики (он же директор школы) Алексей Геннадьевич Крошихин откровенен: «Конечно, детки жизнью побитые. Но если некоторых родителей «не выловишь», с воспитателями детского дома у нас полное взаимопонимание. Всегда чувствуется, что они заинтересованы в детях. Конечно, есть ребята, которые доставляют проблемы просто из–за особенностей своей психики. Так, один мальчик пришел из специнтерната и сейчас, после обследования медико–психолого–педагогической комиссией, ему вновь предстоит вернуться в интернат — вот с ним у нас бывают проблемы. Но во всех случаях работаем по горячим следам — вместе с воспитателями групп, психологом детского дома. В нашей школе нет такого понятия — «детдомовец». Лет пять назад, когда я только стал директором, были разбирательства с педагогами, которые позволили себе так назвать ребят. Но это уже давно в прошлом». Попутно — как нечто само собой разумеющееся — выясняется, что, к примеру, Петр Мороз блистает в группе информационно–технического профиля, где занятия ведутся по программам подготовительных курсов Томского университета. А Олег и Яна Кравченко, Леша Алексеев — просто очень добросовестные, успевающие по всем предметам ученики.

    А еще есть такие знаменитости школы, как признанные математики Сергей Махочкин и Валера Капустянский, талантливая одиннадцатиклассница Настя Краснощеко и аналитического склада ума девятиклассник Роман Бахтияров. Ребята — победители школьных олимпиад, Роман стал первым по биологии просто играючи — теперь будет участвовать в городском состязании. Но, это я вечером узнала, намерен быть совсем даже не биологом, а... профессиональным политиком. Вы можете посмеяться над юношеским максимализмом и наивной незрелостью подростка. Но видели бы вы, какие вопросы Роман составил для он–лайн конференции Владимира Путина! И другие группы тоже постарались. После второго ужина посланцы из групп один за другим подходили в приемную, где секретарь старательно впечатывала анкетные данные авторов вопросов: фамилия... имя... отчество... возраст... адрес места жительства — Норильск, Нансена, 74, детский дом...

    Или как не сказать о выпускнике Дома — одном из семи в прошлом учебном году — Андрее Кожевникове: ныне юноша — студент НИИ (причем поступил на бюджетное отделение!). А еще один выпускник стал курсантом Академии МЧС... А кто–то, как Настя Краснощеко, настроен на Питер — и при ее настойчивости наверняка станет неплохим дизайнером. Знаете, что порадовало? Что все как один ребята хотят, во–первых, окончить полный курс школы, во–вторых, получить специальность — настоящую, по которой трудоустроиться можно. А в–третьих, хоть и не каждый в таком признается незнакомой журналистке, все мечтают о собственной семье. И ведь уже есть среди выпускников детского дома две семейные пары! И младшее — второе — поколение в лице шести младенцев растет, с первых дней воспитываемое в уверенности, что на Нансена, 74, всегда помогут. И приходят выпускники — просто так, потому что не перестали быть родными — как Андрей Зубарев, например. В этом коллектив Дома молодых людей поддерживает: уже традиционно устраиваются встречи выпускников, да и перешагнувшие порог совершеннолетия воспитанники (в детдоме ребята могут находиться только в возрасте от 3 до 18 лет) не остаются без внимания воспитателей, аж пока им не стукнет 23.

    «Страшно выходить отсюда. Здесь нас так любят», — разоткровенничалась одна из старших девочек. На вид — обычная девчушка. Крупненькая — но сейчас акселераток пруд пруди. Девочка, мечтающая о любви. (Психолог Дома Юлия Валерьевна Кобзистая в беседе со мной отметила, что познавшие много бед дети особенно остро испытывают потребность в нежных чувствах. Конечно, «нежности» воспитатели стараются контролировать: есть тесты на беременность — пока положительных результатов не замечено; к слову, тесты на употребление наркотиков тоже имеются, но эта проблема в прошлом — бороться приходится только с курением.) Девочка, в меру старательно сидящая над учебником в гостиной группы, где готовились к школе еще несколько девчонок. На улице или на дискотеке в «Арте» такая юная девушка вряд ли заставит подумать о детдоме. И все–таки была в ней особенность, которую прежде, в общении с «домашними» старшеклассниками, я не встречала. Воспитанница детского дома Маша с волнением спросила: «А что говорят о нас в городе?». Я почувствовала, что ответа ждут и другие притихшие девочки, и постаралась быть максимально откровенной. Впрочем, это не было трудно. Я действительно ничего плохого не слышала о детском доме. А вот о том, что старших детей–сирот не слишком–то охотно берут в семьи, — слышала. Норильчане! Они вас ждут. Им очень нужны друзья не только в Доме, но и в большом мире. Потому что этим ребятам, обласканным так, как иные дети при «нормальных» родителях не бывают, — страшно. «И еще очень развито у них чувство ответственности», — подчеркнула завуч школы №13 Ирина Леонидовна Посыпайкина. Может, поэтому так серьезно думают воспитанники о своем будущем?

    Но вернемся к распорядку дня. После школы — вкуснющий обед. Единственное отличие учеников из Дома, кстати, в том, что они не посещают школьную столовую. Признаюсь, я не осилила все те блюда, которые полагаются растущим организмам.

    И, наконец, наступает благословенное время для множества секций, кружков, подготовки к олимпиадам, творческой и научной работы. К ребятам приходят педагоги из Дворца творчества детей и молодежи, Центра внешкольной работы. А старшеклассники отправляются на Станцию юных техников, на занятия школьных кружков. Их интересуют моделирование техники и премудрости цифрового киномонтажа; выпиливание лобзиком (ой, сколько же милых деревянных вещиц развешено в гостиной средней группы мальчиков!) и изучение российской правовой системы; рисование и фитодизайн; вышивание крестиком и наблюдение за животными в «живом уголке» СЮТ. И шитье костюмов для собственных концертных выступлений, и осваивание компьютерных программ верстки, и занятия в собственном тренажерном зале — как и танцевальные репетиции, их ведет красавица и умница Светлана Михайловна Ревазова, инструктор по физкультуре...

    Словом, после обеда всюду можно встретить деловых донельзя юных хозяев Дома. Например, в библиотеке: четыре тысячи томов, энциклопедии и прочая познавательная литература зачитаны до дыр; впрочем, читать любят не все, и это воспитателей очень беспокоит, а также служит темой шуточных перепалок: «Это у нас новенькие, они пока еще не привыкли к литературной классике и телеканалу «Культура» — им пока глупый «Jetix» подавай, — говорит воспитатель адаптационной группы Максим Александрович Теряев. — Но ничего, скоро и они, как «старожилы», будут по три часа японскую оперу слушать с удовольствием и читать Жюля Верна».

    Хозяйка библиотеки Татьяна Германовна Соколова с гордостью делится: «В день бывает до 40 читателей, в среднем — не меньше 20. И, знаете, за все годы считаные разы случалось, что книги возвращали порванными. И то чаще ущерб наносили непреднамеренно. Наши дети много читают приключенческой литературы. Сейчас увлеклись Дюма. После фильма о Есенине спрашивали стихи Есенина. Радует, что после перехода детского дома в краевое подчинение в 2005 году стали выделять больше денег на подписку. Сейчас выписываем 34 наименования периодики — пользуются огромным успехом».

    Пока старшеклассники заняты «не по–детски», беззаботные малыши увлечены подвижными играми. Это я вычитала в ежедневном плане мероприятий. Увы! — на прогулку не попала — иначе не успела бы на педконсилиум. Однако узнала, что гуляют ребята ежедневно — благо защищенный от ветра двор это позволяет; что ближе к полднику, когда будут сделаны уроки, и старшеклассники выйдут поразмяться. Да не с пустыми руками, а с лопатами. Бедолаги! Мало того что они убирают в помещениях собственных групп, стирают свои мелкие вещи и дежурят в столовом зале, так еще и снег расчищают! Ну не звери ли воспитатели! Нет, очень даже человечные люди: детям такая нагрузка нравится, а главное — они привыкают к самостоятельности.

    Глубоким вечером, часов эдак в 8, проходя по одному из коридоров (кстати, в Доме полы устланы коврами, так что дети нередко разгуливают босиком), издалека услышали гул пылесоса. Оказалось, парень из средней группы по собственной инициативе решил посодействовать помощнику воспитателя. Вот только не надо говорить, что инициатива наказуема! Между прочим, в Доме нет ни комнаты наказаний, ни, тем паче, карцера для провинившихся. Только изолятор на одного маленького человечка — для заболевших, находящихся под наблюдением медсестры и врача–педиатра высшей категории.

    Со здоровьем ребят из детдома шутки шутить недопустимо. Это на первый взгляд все бодры, подтянуты, свежи, как майские розы, и энергичны, как шмели над клевером. 90 процентов воспитанников — социальные сироты. Это значит, что детям пришлось пережить такое, чего злейшему врагу не пожелаешь. В лучшем случае у них, поступающих из социального приюта на Маслова, 4, или из детской больницы — по достижении ими трех лет, налицо педагогическая запущенность. При менее благоприятном стечении обстоятельств у детей уже к трехлетнему возрасту имеются серьезные отклонения от нормального развития: задержка психического развития связана с родовыми травмами, неправильным вынашиванием, а то и с издевательствами, которым совсем крошечные дети подвергаются в семьях. Из личных дел воспитатели узнавали о том, что некоторых малышей родители не только били — душили. И все равно, чуть отдохнув эмоционально, окрепнув физически, распустившись подобно бутону под живительными лучами любви педагогического коллектива, дети начинают мечтать о возвращении в семью...

    Большинство из ребят дошкольной группы по медицинским показаниям будет переведено в специнтернат. Как ни жаль малышей, достигших семи лет, но в детском доме могут жить только дети с нормальной психикой, способные учиться в общеобразовательной школе. Что такое «минимальная мозговая дисфункция», или, как говорят специалисты, ММД, я увидела собственными глазами на уроке в первом классе. Опытный педагог Елена Ивановна Березкина, работающая с детьми по программе «Школа России», не акцентировала внимание класса на том, что Ванечка, к примеру, слишком медлителен, а Петенька просто перескакивает из–за одной парты за другую — не может усидеть на месте вследствие синдрома гиперактивности, но со стороны даже неспециалисту разница в поведении первоклашек была очевидна. Эх, родители–родители...

    В спортивном зале «Геркулес», куда я заглянула во время тренировки младших мальчиков, ребята с ММД также отличались от остальных. Тренеру Владимиру Валентиновичу Лебедеву то и дело приходилось напоминать, что не надо прыгать одновременно с другим мальчиком или бежать вприпрыжку, когда кто–то другой выполняет норматив... Уверенно–спокойный, как, наверное, могут быть спокойны только настоящие борцы, тренер с сожалением отметил, что далеко не все из малышей (они в это время скакали, как выпущенные из вольера обезьянки) одарены, но греко–римская борьба — это тот вид спорта, который оттачивает их координацию, гибкость, прививает культуру поведения. Три года назад дети были просто неуправляемы, теперь — воспринимают команды тренера совершенно спокойно. Впрочем, и среди борцов ребята из детдома заявили о себе на уровне первенств города: Алексей Эм и Андей Пукалов, Виктор Казаков и Сергей Махочкин — этих спортсменов уже знают в Норильске.

    «А по субботам, — подключается к разговору заместитель директора детского дома Татьяна Васильевна Кудленко, — ребята с двумя воспитателями отправляются на лыжню». Кому бег на лыжах приносит большее удовольствие — еще неизвестно: воспитатели в Доме молодые, все находят время на повышение квалификации и участие (успешное) в региональных и всероссийских профессиональных конкурсах. Кстати, в прошлом году Дом соревновался в «корпоративной лыжне «Норильского никеля» — спортсмены были отмечены поощрительными призами. А весь детско–взрослый коллектив собрался, написал проект «Галерея здоровья» и выиграл грант по программе «Новый день». Три тысячи долларов потратили, что называется, публично: сейчас их можно лицезреть в виде великолепного зимнего сада, соединяющего одно крыло здания с другим, и в виде фонтанчиков и подсветки, и в виде легкой плетеной мебели, которая так и манит посекретничать тесным кружком, и в виде многочисленных цветов в помещениях всех восьми групп.

    Сейчас я скажу, что меня поразило больше всего: каждый день с 7 утра до 10 вечера 73 ребенка носятся, прохаживаются, курсируют в сантиметрах от зеленых зарослей — и до сих пор ни один листочек не оборван!

    Ну и чтобы «разделаться» одним махом с внеучебной деятельностью Дома, добавлю, что ребята активно участвуют в таких серьезных мероприятиях, как фестивали «Полярная сова», «Снежный ком» и т.д.

    Эх, родители... Видели бы вы своих чад в деле — горько пожалели бы об утраченных своих родительских правах, об алиментах неуплаченных вспомнили бы, постеснялись бы в следующий раз прийти в Дом, мягко говоря, не вполне трезвыми, принесли бы детям не только сказки о новой работе и «агромадной» зарплате, но и вещи или сладости, книжки или пустяковую игрушку. Все это есть у них, и в изобилии. Но хочется–то — чтобы от мамы или папы гостинец. Чтобы по–семейному...

    Только одна мама из тех, кто сейчас навещает своих детей (не более 15 процентов от общего количества), действительно пытается исправить былые ошибки. Остальные родительские визиты приносят больше вреда, чем пользы: представляете, каково жить в ожидании обещанного возвращения домой, которое так и не состоится? А не разрешить родителю посещение нельзя — по Конвенции о правах ребенка...

    Сегодня в Доме готовятся к открытию в январе Центра психолого–педагогической реабилитации и коррекции, ориентированного на работу с воспитанниками, кандидатами в патронатные воспитатели и теми, кто уже взял «шефство» над ребенком. Уже трое детей посещают патронатных воспитателей. Известно, что возможны варианты патроната: ребенок может стать полноценным членом семьи на полгода, а может — опять–таки как полноценный «семейный» человек — приходить к воспитателю в каникулы, праздники и выходные дни. Патронатному воспитателю полагается зарплата (пусть скромная), Дом обеспечивает воспитанника продуктами и гигиеническими средствами... Словом, если вы неравнодушны, можете назвать себя человеком с активной жизненной позицией и любите детей, если у вас есть постоянный источник доходов и жилплощадь и нет судимости — приходите на Нансена, 74. Кстати, патронатным воспитателем может стать как семейный, так и одинокий человек.

    В сотрудничестве с отделом опеки и попечительства педколлектив детского дома помогает кандидатам пройти этап оформления документов и медосвидетельствование, организует тренинги на установление взаимопонимания и выход из возможных конфликтных ситуаций... И если первые шаги будут сделаны успешно, вы получите самый ценный в жизни подарок — беззаветную любовь маленького человечка. Эти дети умеют любить.

    Вместо послесловия. Я ехала домой ночью, переполненная впечатлениями. И мысленно все время возвращалась к словам директора Дома Веры Николаевны Тятюшкиной, неоднократно повторенным в течение дня: «Наши дети — замечательные». Подумалось: если бы не директор, вряд ли детдом стал бы Домом.

    Фото Владимира Макушкина.

    Дата публикации: 03.11.2006

    Источник: "Заполярная правда"

  •  
    07.03.2007, 10:52:56
    Татьяна Крамарева
     

     

    Комментарии

     

    екатерина [гость]

    31.01.2008, 07:17:59

     

    я

    как можно посмотреть весь архив, норильского детского дома, их фото? пожалуйста........

     

    екатерина [гость]

    31.01.2008, 07:38:08

     

    я

    это самый лучший детский дом.......

     

    Елена [гость]

    17.05.2008, 21:52:51

     

    Брат

    мой брат Скляров Вячеслав, попал в д/д примерно1982-1983г.г. О моем существовании может и не знать .
    нашу мать лишили родительских прав, мне забрал мой отец ( мы от разных отцов)
    Я бы хотела его увидеть
    Понимаю что он уже выпускник и очень давно....но вы же знаете о своих воспитанниках, хоть какую то информацию
    заранее благодарна

     

    Добавить комментарий

     

    Имя:
    E-mail:
    Заголовок:
    *Сообщение:
     

     

    Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
    ©® Vinchi Group 2005

    0.02747 сек.