Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Статьи и отчеты
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Статьи и отчеты
Все статьи / Дети-сироты / Бомж с рождения
 
Бомж с рождения
 
– Мама! – так обращается маленькая девочка ко всем медсестрам детской инфекционной больницы. В сентябре семилетняя Вика должна будет пойти в первый класс, однако представить ее за ученической партой невозможно. На вид девочке не более трех лет, а ее словарный запас содержит всего четыре слова: «мама», «папа», «собака» и «кушать».
 

В ПДН ЛОВД на ст. Орск женщина средних лет привела ребенка со словами:
– Конечно, это моя племянница, но я инвалид, мне тяжело ухаживать за ней. Родители бессовестно скинули свое чадо на мои плечи и, кажется, забыли о ее существовании.
Осмотрев девочку, сотрудники ПДН заметили на ее теле сыпь и язвочки. Вскоре стало ясно, что у ребенка не только заболевание кожного покрова, но также умственное и физическое отставание в развитии.
С самого рождения Вика находится в статусе бомжа. Ее настоящая мать, 25-летняя О. Шалина, является уроженкой Светлинского района. С отцом Вики девушка познакомилась в 15 лет. Орчанин Николай был старше Ольги почти на 5 лет. В поселок он приехал на уборочно-полевые работы. Девушка тогда едва окончила 9 классов. Уезжая, Устинов предложил приглянувшейся девушке уехать в Орск вместе с ним. Понимая, что в поселке особых перспектив нет, Ольга легко согласилась на предложение молодого человека.
Двадцатилетний Николай был третьим ребенком в семье, поэтому появление в квартире лишнего рта ни родителей, ни брата с сестрой вовсе не обрадовало. Кроме того, Устиновы стали замечать, что несовершеннолетняя невестка склонна к употреблению алкоголя. Девушка особо и не пыталась наладить отношения с новой семьей, считая, что разобраться в ситуации – обязанность молодого человека, уговорившего ее переехать к нему. Холодная война длилась несколько лет. Устиновы отказывались прописывать «приблудную» в своей квартире. Из-за отсутствия прописки девушка не могла устроиться на работу. Пыталась подрабатывать, устраивалась продавцом на рынок, но в основном «сидела на шее» Николая. После каждой попытки вернуться в поселок юноша уверял Ольгу в своей любви и просил не уезжать. Однако подавать заявление в загс почему-то не торопился, хотя все это время влюбленная пара сожительствовала. В 18 лет девушка забеременела, но и это факт не подтолкнул их официально оформить свои отношения. В свидетельстве о рождении Вики в графе «отец» имя и отчество вписаны ее настоящего отца, но фамилия не Устинов, а Шалин. Мать девочки объяснила свой поступок тем, что хочет растить дочь под своей фамилией. Когда Вике шел пятый год, Николай ввязался в уличную драку, за что был приговорен к лишению свободы на год. Устиновы, понимая, что теперь безнаказанно могут высказывать Шалиной все, что о ней думают, стали провоцировать девушку на скандалы. От безысходности и обиды Ольга реагировала на происходящее периодическими запоями. Воспитанием ребенка практически никто не занимался. Терпеть перегар строптивой невестки Устиновы не собирались и после очередной перебранки собрали ее вещи, выставив их вместе с ребенком за дверь. Из мест лишения свободы по решению суда Устинов должен был вернуться не раньше весны 2006 г., но его освободили досрочно, уже в ноябре прошлого года. Узнав, что ни Ольги, ни ребенка в городе нет, молодой человек в тот же день выехал в Светлинский район и уговорил девушку вернуться в Орск. Однако на этот раз родственники Николая не пустили их в дом.
– Один живи, а вдвоем с этой… иди куда хочешь! – единодушно вынесли вердикт Устиновы.
Но потеря жилья оказалась не единственной проблемой, свалившейся на Николая после возвращения. Помимо крыши над головой, он неожиданно для себя лишился и прописки. В тюрьме ему обменяли старый паспорт на новый, куда печать с пропиской он должен был поставить самостоятельно. Однако за те месяцы, пока Николая не было с семьей, многое изменилось. Умерла мать Устиновых, а брат и сестра обменяли свою трехкомнатную квартиру на двухкомнатную. Николаю объяснили такое решение тем, что квартплата за «трешку» была слишком высокой. Согласие на прописку младшего брата в новую квартиру семейство давало лишь с условием, что он вернет свою ненаглядную туда, откуда привез. Николай отказался от такой сделки и отвез Ольгу с ребенком к приятелю «на время», клятвенно обещая ей что-нибудь придумать. На деле ситуация оказалась намного сложнее, чем он предполагал. Николай оказался в родном городе человеком без определенного места жительства. На работу Николай не мог устроиться еще и по той причине, что реально его срок лишения свободы заканчивался только в марте. Семья осталась на улице без средств к существованию. Началась кочевая жизнь от одних знакомых к другим. Маленькая Вика голодала, а родители «от нечего делать» вместе с приятелями распивали спиртное. Впоследствии знакомые Николая и Ольги отметят, что они довольно наплевательски относились к воспитанию дочери. Девушка открыто заявляла, что дочь не любит, считает ее обузой и жалеет, что не сделала в свое время аборт. Когда девочка тянулась к столу за едой, Ольга, не стесняясь посторонних, избивала ее. Собутыльники нередко вступались за Вику, осуждая действия молодой мамаши, однако та всегда отвечала, что ребенок принадлежит только ей, поэтому никто не может указывать, как его воспитывать. Иногда родители намеренно забывали дочь у знакомых. Вику возвращали родственникам Устинова, потому что найти кочующих родителей было нелегко, а сами они не торопились забрать ребенка. Сестра Николая, к которой приводили девочку, находится на инвалидности и утверждает, что не в состоянии воспитывать отстающую в развитии племянницу, которая в свои неполные семь лет и говорить-то не умеет.
– Встретившись с матерью Вики, я не мог поверить, что ей всего лишь 24 года. На вид этой женщине можно дать все 40 лет. Шалина призналась, что ребенок родился нежеланным и, может быть, поэтому иногда у нее по отношению к дочери возникают неконтролируемые вспышки ярости, однако просила не лишать ее прав на ребенка, уверяя, что по-своему любит Вику и не хочет ей сиротской доли, – рассказывает инспектор ОДН капитан милиции В. Гумеров.
В данный момент сотрудники ПДН ЛОВД на ст. Орск направили уголовное дело в суд для привлечения Шалиной к ответственности по ст. 156 (невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанности заботиться о воспитании несовершеннолетнего ребенка, связанное с жестоким обращением), по которой ей «светит» денежный штраф или условная мера наказания.
Сейчас судьба Вики зависит от решения суда. Если Шалину не лишат родительских прав, то ребенок останется в той же обстановке – без внимания, чистой постели, а порой и просто без куска хлеба. В противном случае орские приюты пополнятся еще одним социальным сиротой.
(Фамилии героев изменены.)

А. Алексеева

Орская хроника

 
29.03.2006, 19:23:46
 

 

Добавить комментарий

 

Имя:
E-mail:
Заголовок:
*Сообщение:
 

 

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
©® Vinchi Group 2005

0.00580 сек.