Логин: Пароль:  
Регистрация »
Поиск:  
Новости
Подписка на новости

Имя:
E-mail:



Журнал распространяется по подписке. На него можно подписаться в любом почтовом отделении, вы найдете его в каталогах « Вся пресса России» и «Росспечать» с одним индексом - 44150. Подписка в Интернете: www.presscafe.ru  Ознакомиться с журналом можно на его сайте www.journaldetskidom.ru


CIROTA.RU

Rambler's Top100

Благотворительная программа «Милосердие - детям»
 Новости
Все новости / Патронат / Без права на ошибку
 
Без права на ошибку
 
Пришла пора узаконить патронатное воспитание детей За год до того, как москвичка Наталья Михайловна Зобова появилась в детском доме N 19, ее муж, Игорь Юрьевич, увидел необыкновенный сон, расцененный им как вещий. Будто стоят они вдвоем с женой на улице и смотрят в небо. А оттуда на воздушном облаке к ним спускаются двое детей. Это не Настя и Женя, их собственные дети, а чужие. Они улыбаются Зобовым и опускаются все ниже и ниже
 

В тот год Наталья Михайловна, в прошлом - инженер, искала работу. Случайно (хотя она верит в Божий промысл), будучи на службе в храме, услышала, что детскому дому N 19, перепрофилированному в учреждение по патронатному воспитанию, требуются сотрудники. Уже на первых тренингах будущих воспитателей она поняла, что хочет взять в свою семью какого-нибудь ребенка.

Прошло немного времени, и Зобовых обрадовали: в Морозовской больнице есть мальчик четырех лет. Он изъят из родной семьи, где не знал ничего, кроме жестокого насилия, страха и голода.

- Мы поехали к Диме все вместе: я, муж и двое наших детей, - вспоминает Наталья Михайловна. - Дима гулял во дворе больницы, и при одном его виде у меня сжалось сердце. Очень худенький, почти дистрофик, болен анемией. Он не умел говорить, и мы объяснялись жестами. Малыш оказался доверчивым, открытым ребенком, всему удивлялся и к нам привязался очень быстро. Мы его часто посещали в больнице, а когда уезжали домой, он порывался уйти вместе с нами, плакал при расставании. Наконец все документы были оформлены, и мы забрали Диму с собой. Наши дети приняли его с энтузиазмом.

Так Наталья Михайловна и Игорь Юрьевич стали законными патронатными родителями N 1 в Москве. Да и в России, наверное, первыми.
А вскоре у них появился Саша, старший брат Димы, который все свое детство провел в детских домах и интернатах. Зобовым пришлось приложить немало усилий, чтобы напасть на его след, - очень уж хотелось, чтобы родные братья познакомились и росли вместе. Саша на брата был абсолютно не похож. Если Диме - худо-бедно - пришлось немного пожить с матерью, то Саша не знал, что такое семья, и родительская любовь ему была незнакома. С ним почти сразу начались проблемы. Справиться с трудностями, набраться терпения, найти подход к мальчишке Зобовым помогала их вера в Бога, помогал детский дом. И сейчас еще не все бывает гладко. Но и Дима, и Саша уже давно свои, и без них большая московская семья себя не мыслит.

Слушая Наталью Михайловну, я и удивляюсь, и восхищаюсь обоюдным решением супругов принять в семью чужих детей, тем самым круто изменив жизнь. Однако Наталья Михайловна отвечает на мои эмоции совершенно спокойно: - Вы ошибаетесь. Мы - самая обычная семья. Никакого героизма в нашем поступке нет. В Англии, например, патронатное воспитание - это работа, и родители в фостеровских (патронатных) семьях - профессионалы в своей области. Такие же, как врачи, педагоги, инженеры. Да и мы, наверное, не смогли бы взять в свою семью еще двоих детей, не появись в России патроната.

Патронатное воспитание детей - явление для современной России новое и не совсем знакомое. В последнее время о нем много говорят и пишут, но даже в органах опеки и попечительства некоторых местных администраций толком ничего разъяснить не могут. Либо говорят о вещах, к патронатному воспитанию не имеющих даже косвенного отношения.

По словам сотрудников детского дома N 19, патронат - самая гибкая форма устройства ребенка на домашнее воспитание: ребенка можно поместить в патронатную семью независимо от его возраста (от рождения до 18 лет) и на любой срок ( от одного дня до достижения совершеннолетия). Впервые появилась возможность помочь ребенку в любой ситуации. К примеру, нет необходимости годами держать его в приюте, пока суд наконец примет решение о статусе его кровных родителей. Все это время ребенок может жить в патронатной семье. Семье, а не казенном доме! Если усыновители или опекуны, взяв чужого ребенка, несут за него полную ответственность, то патронатные родители делят ее со службами органов опеки и попечительства, то есть с государством. Зобовы получают от государства на содержание мальчиков около четырех тысяч рублей и две тысячи - как воспитатели. Плюс к этому постоянная психологическая, педагогическая и иная помощь, оказываемая опекающими сотрудниками, в данном случае - детским домом N 19. Немаловажно и то, что воспитанники патронатных семей не претендуют на жилплощадь семьи, где живут. Квартиры по достижению детьми совершеннолетия им предоставляет государство.

За пять с половиной лет работы в системе патронатного воспитания детский дом принял 3000 звонков от желающих взять детей на воспитание, полный цикл подготовки прошли около 280 человек (обратите внимание: усыновители и опекуны никакой подготовки не проходят!), более 100 семей уже воспитывают детей в собственных семьях.

- Отбор людей, желающих стать патронатными родителями, у нас жесткий и гибкий одновременно, - рассказывает Елена Бухман, руководитель службы по устройству детей в семью. - Ребенка могут взять и одинокая женщина, и пожилые люди, и супруги, состоящие в гражданском, а не официальном браке, но желательно все-таки, чтобы это была полная семья. Нас не волнует официальный доход будущих патронатных родителей, нас интересуют прежде всего реальные условия и реальное положение вещей. Необязательно, чтобы у патронатной семьи был излишек жилой площади, главное - у ребенка должны быть спальное место и место для занятий. Особое внимание мы уделяем психологической совместимости будущих родителей и детей. Благодаря такому тщательному отбору и подготовке при существующих принципах патроната, мы добились, что возврат детей из патронатных семей стал минимальным, намного ниже, чем детей усыновленных.

Никто не застрахован от ошибок. Тем более в деле новом. Первоначально социальные работники, занимающиеся устройством детей, были полны иллюзий: им казалось, что любой человек, изъявивший желание взять ребенка на воспитание, может стать патронатным воспитателем. Иллюзии питали и потенциальные воспитатели. Одни мифы развенчивались, появлялись другие. Распространенные мифы: чем меньше возраст ребенка, которого берут на воспитание, тем меньше с ним проблем; девочек воспитывать легче, чем мальчиков; лучше всего брать на воспитание круглого сироту, он и быстрее привяжется, и больше будет испытывать благодарности и любви. В действительности часто случается обратное.

Идея патронатного воспитания витала в России в 30-х годах прошлого столетия и сразу после Великой Отечественной войны, но новое дело тогда не прижилось. А за рубежом патронат получил развитие и распространение. Лет сорок назад там возникали те же мифы, те же ошибки, что и у нас. И картина в целом была похожа на нашу сегодняшнюю. Зато сейчас в Англии, к примеру, патронат стал большей частью краткосрочным, и 85 процентов детей возвращаются от патронатных к кровным родителям, прошедшим лечение от алкоголизма или реабилитацию. Понятно, что мы - другая страна, и слепо копировать иноземный опыт нет смысла. Однако и упираться, открещиваться от нажитого другими вряд ли стоит. Особенно в сегодняшнем положении, когда количество бездомных маленьких страдальцев превышает все мыслимые и немыслимые размеры.

- Однозначно и единовременно ничего не происходит, тем более в нашей стране, - говорит главный специалист отдела социально-правовой защиты Министерства образования РФ Ирина Володина. - Тем не менее мы продвинулись вперед. Микроопыт, появившийся в столице, уже распространяется в регионах. Мы не насаждаем, а вооружаем всем необходимым, прежде всего методически.

Вслед за московским детским домом N 19, предоставляющим патронатное воспитание и устраивающим в семьи практически всех направляемых в это учреждение детей, были созданы экспериментальные площадки в 20 регионах страны. В Калининградской, Пермской, Курганской, Новгородской областях, Алтайском крае, городе Москве приняты законы, регулирующие патронат. В Пермской области на патронатное воспитание устроено 234 ребенка, в Алтайском крае - 158, в Калининградской области - 90, в Уфе - 55. В Печорской школе-интернате (Псковская область) практикуется "патронат на каникулы", им охвачена почти половина всех детей. В Калуге на базе детского дома - детского сада "Бережок" тоже внедряется патронат. По мнению Ирины Струковой, уполномоченной по правам ребенка при губернаторе Калужской области, это экономически выгодно. А в Москве, Уфе и Новгороде даже посчитали, насколько выгодно: при введении патроната экономия бюджета составляет 35 процентов.

И все-таки перечисленные факты для огромной России - капля в море. Что же мешает распространить благое дело, учитывая, что положительный результат будет получен практически сразу?
- Не надо забывать, что любая система, если ее начать разрушать, будет сопротивляться, и детские дома у нас просто так не исчезнут, - считает директор детского дома N 19 Мария Терновская.

Сегодня существует два полярных мнения, тормозящих принятие обществом идей патронатного воспитания. Одно из них: "Люди, изъявляющие желание воспитывать чужих детей в своей семье, исключительные личности, герои". Другое: "Они ищут выгоду для себя". Оба мнения неверны в принципе и отражают годами въевшееся в наше сознание деление всех и все на "черное" и "белое", "плохишей" и "кибальчишей". Сторонники патронатного воспитания утверждают: нужно попытаться взглянуть на проблему устройства судьбы обездоленных детей по-иному, без лишнего пафоса, но и без ненужных подозрений. Больше доверия и меньше организационных препятствий! Ясно, что новая форма диктует и новые условия ее реализации, и новые подходы. Пока же, как констатируют специалисты Минобразования РФ, практически не началась работа по смыканию учреждений по патронату с органами опеки (имеется в виду заключение договоров о делегировании учреждениям по патронату полномочий по защите прав детства. Вот так: регионы твердят об экономической выгоде, а их берегут от "непосильной нагрузки"... Опять чиновничье непонимание проблемы отодвигает ее решение на неопределенный срок, а интересы маленьких граждан, которые лишены семьи, снова будут защищаться энтузиастами вроде Терновской и ее коллектива.
Однажды Димка, воспитываемый Зобовыми, решил проверить всех членов своей семьи на предмет любви к себе. Написав в записке, что уходит из дома, он... залез под кровать. Вернувшиеся из школы братья и сестра по-разному отреагировали на поступок мальчика. Настя и Женя просто не поверили: "Не может этого быть, и все!". А шестнадцатилетний Саша, прочитав "прощальное" признание младшего брата "Саша, я тебя люблю!", поверил и разрыдался. Впервые за свою жизнь он плакал не от боли, унижения или обиды, чего вдоволь нахлебался в интернатах и детских домах, а от потери, пусть и выдуманной, близкого ему человека...
Галина БЕЛОУС. "Парламентская газета", N 1062 (431)

 
10.03.2011, 09:17:37
http://rusbatya.ru/
 

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi & Илья
©® Vinchi Group 2005

0.00410 сек.