Святой Апостол Андрей Первозванный www.diveevo.ru
 
Православный Форум
Спаситель Нужна ваша помощь Святой Апостол Иоанн Богослов покровитель Интернета "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас." Ин.15:12
Писание | Основной | Дополнительный | О Форуме | Для участников | Мониторинг | Разное | Поиск | Помогите (SOS!) | Открыть тему | Регистрация | Правила Форума | Фотогалерея Форума
Форум / Культура и искусство / еще один очень интересный рассказик Ваша помощь
| Включить фильтр | Новые снизу | В блокнот | Вся тема | Дерево | Оценить | Кто голосовал | В теме | Кто читал | Найти на странице | Подписаться |
еще один очень интересный рассказик
Лариса Л.
Лариса Л.

православный христианин
Тема: #39154    09.03.05 14:20    Просмотров: 4337 [79]

Сообщений: 3    Оценка: 0.00   
Не показывать | Исправить | Ответить

Эту историю я услышала однажды в пересказе нашего батюшки, к слову о том, какой растлевающей может быть незаслуженная похвала. Полистала я четырехтомник Вересаева, что пылился у нас дома на полке, да так про "Собачью улыбку" ничего и не нашла :) Пришлось идти в институтскую библиотеку.
Вот, захотелось поделиться теперь.

В.Вересаев
СОБАЧЬЯ УЛЫБКА

Молодой поэт Аким Лесовик поздно воротился домой. Он сердито шагал по чердачной своей комнате от чугунной печечки к некрашеному столу, ронял по дороге шаткий стул, поднимал и на обратном пути опять ронял. И повторял сердито:
— Черт! Черт!
Он выступал сегодня на литературном вечере. Выступал и другой молодой поэт, Павел Вершинин. Когда кончил читать Вершинин, ему захлопали восторженно, требовали еще. Прочел еще. Публике все было мало, она гремела рукоплесканиями, кричала:
«Вершинина!» Вышел распорядитель, поднял руку. Замолчали.
— Поэт Аким Лесовик прочтет два новых своих стихотворения.
Публика в ответ завопила:
— Вершинина!
— Товарищи...
— Вер-ши-ни-на!!!
Лесовик стоял у дверей артистической. Счастливо улыбаясь, Вершинин прошел мимо на эстраду и опять стал читать. И еще, и еще читал. И публика все хлопала в восторге.
Наконец угомонилась. Вышел читать Лесовик. Его встретили рукоплесканиями. Прочел, —захлопали. Похлопали и перестали. Распорядитель объявил беллетриста Березина, — и вечер по-шел дальше.
— Ч-черт, черт!
С чего вдруг так расхлопались подлецу этому? Подумаешь, какой талант невиданный! Чем он лучше его, Лесовика?.. Румяные комсомолки заглядывали в артистическую, просили вызвать то-варища Вершинина, горячо разговаривали с ним в коридоре. Ах, какие глаза были у одной! Как она на него смотрела! А он — хлипкий, невзрачный, спина крючком. Потом участники ужинали в клубе Союза писателей, пили пиво. Уж какая-то снисходительная нотка появилась в голосе, рожа сияет самодовольством.
— Ч-черт, ч-черт!.. Ах, ч-черт!..
— Я извиняюсь, гражданин...
— Кто тут?
— Извиняюсь, это я.
На пыльной чугунной печке, охватив острые колени руками, сидел рыжий субъект весьма унылого вида, величиною со среднюю собаку.
— Вы, гражданин, чего тут? Что вам угодно? Но впрочем, — какой это был гражданин! Скорее, — неумело выдубленная собачья шкура, покоробившаяся, жесткая, пустая внутри. Такой он был весь залежавшийся, серый, пыльный, — как будто пролежал в подполье лет пять и ни разу за это время не проветривался, и только призыв поэта неистовою своею страстностью извлек его на свет. Однако глазки были острые, на лбу — рожки, и козлиные копытца на ногах. Все по форме. Он удивленно переспросил:
— «Что угодно?» Вы же меня звали.
— Ах, вы...— Аким искательно улыбнулся. — Вы... из этих будете?
— Определенно. Чем могу служить? Поэт просиял.
— Вы это, товарищ, серьезно?
— Как таковой, я нам, конечно, не товарищ. Но поскольку могу, постольку с удовольствием. В чем дело?
— Дело вот в чем.
Аким взволнованно достал пачку папирос «Червонец», протянул собеседнику.
— Курите!
— Благодарю вас, только что курил, — с достоинством отказался рыжий.
Поэт дрожащими руками закурил, глубоко затянулся.
— Вот в чем дело. Есть у нас тут один поэт, Пашка Вершинин. Поэт как поэт. Не хуже и не лучше других. И вдруг, понимаете, — грандиознейший успех! Совершенно никому не понятный. Ну, словно гений какой первоклассный явился.
Рыжий деловито спросил:
— А может, вправду гениален?
— Да нет же! В том-то все и дело! Вы меня, конечно, не знаете, а то бы и сами сказали, что я совершенно не подвержен зависти. Говорю вам по чистой совести: поэт как поэт. Десятки таких. И вдруг за что-то—так превознесен! Мне-то лично это все равно, — но где же справедливость!
— В первую очередь самой серьезной проработки требует вопрос: высокой ли он квалификации или является продукцией среднего качества. Если первое, то ничего, гражданин, сделать не могу. Нестоящее дело. Но если...
— Да вот книжка его стихов. Посмотрите. Сам» увидите.
— А-а, вот-вот!
Рыжий с любопытством сунул острую свою мордочку в книжку, быстро перелистал страницы. Потом в восторге взвился вместе с книжкою, три раза перекувыркнулся в воздухе и опять сел на верхний круг печки. Он улыбался, морща нос, сверкая острыми зубами из-под поднявшейся верх-ней губы, — знаете, собачьей такою улыбкою, какою улыбаются очень подлые собачонки.
— Факт ясен. Конечно, он гораздо талантливее вас. — Рыжий с наслаждением вглядывался в напряженно улыбавшееся лицо Акима. — Н-е-с-р-а-в-н-е-н-н-о талантливее.. Но согласен, — не гений. Дело подходящее. Берусь. Прошу информировать совершенно конкретно, — зачем вы меня вызвали, чего, собственно, желаете, и так далее, и тому подобное.
— Я желаю... Ну, как бы вам это выразиться поконкретнее? Напакостите ему каким-нибудь са-мым конкретным образом. Вы уж там сами придумаете. На то вы спец. Но уж подрежьте его, под-леца, под самый, как говорится, корень.
— Берусь. Вопрос исчерпан. Переходим к следующему пункту порядка дня. Что вы мне, граж-данин, за это заплатите?
— Ведь плата у вас, кажется, известная.
— Это какая же? Поэт глянул в сторону.
— Душа, что ли...
Рыжий сурово смотрел на него.
— Гражданин, который сознательный, фальшивого товара предлагать не станет. «Душа»... Не знаете, что ли, что такое в нынешнее время душа? Условный рефлекс. Если бы даже ад существо-вал, куда я там сунусь с условным рефлексом?
— Так что же вам предложить? Я уж не знаю.
— В этом мире.
— Что в этом мире?
— В этом мире буду вашу душу поджаривать на медленном адском огне.
— То есть как же это?
— Мое уж дело.
— А ему сделаете, как уговорились?
— Ясно. Положим на все четыре лопатки.
— Гм... — Аким подумал. — Ну да ладно! Мне все равно. Только уж закатите ему пакость самую грандиозную. Да поскорее, пожалуйста, не откладывайте.
— В ударном порядке... Ну, пока!
— Подождите. А как мне вас вызвать, если вы мне понадобитесь?
— Сильно когда пожелаете, сейчас же явлюсь... Всего!
И рыжий сквозь чугунную печку провалился под пол.
Павел Вершинин написал новую поэму. Прочел ее на исполнительном собрании «Красного Пе-гаса», потом на исполнительном собрании «Красного полете», потом на исполнительных собрани-ях Союза писателей, Союза поэтов, Ассоциации триолета, Коллектива рондо, Содружества сонета, Общества драматических писателей и композиторов, Авиахима и Добролета. Гул пошел по всей печати. Сообщалось, что, по единодушным отзывам всех оппонентов, поэма Вершинина — заме-чательнейшее произведение литературного сезона. Лучший журнал «Красные вершины» жирным шрифтом объявил в газетах, что поэма появится в ближайшем номере журнала. А Аким Лесовик уже три месяца назад сдал в «Вершины» свою поэму,— и ее не спешили печатать.
Аким решительным шагом вошел в свою мансарду, остановился перед печкой и с настойчивостью самого лютого негодования воззвал:
— Послушайте... Как вас? Гражданин запечный, эй! Выкатывайтесь!
— Я извиняюсь. В чем дело?
Пустая рыжая шкура сидела на своем месте, и острые глазки с готовностью были устремлены па Акима.
— Вы что же это, а?!
— Что?!
— Договор желаете исполнять?
— А я не исполняю? Работаю вовсю.
— Вовсю?! А это что?
Аким потряс перед мордою рыжего только что вышедшим номером «Красных вершин».
— Это что, я спрашиваю? На первом месте поэма, разбита на шпоны, не в пример другим стихам...
— Ах, уж вышел номер? Дайте-ка посмотреть. Рыжий с любопытством сунул нос в книгу и сказал с сожалением:
— Жалко, портрета не поместили. Ка-кой недосмотр, ай-ай-ай!
— Что-о?! Еще портрет? Обормот паршивый! Издеваешься надо мною?
В бешенстве Аким схватил рыжего за шиворот и стал бить его о печку. Пыль пошла столбом. Когда он наконец выпустил рыжего из рук, тот уселся па прежнем месте, встряхнулся с удовольствием и сказал:
— Спасибо, вытрясли пыль!
— Сейчас же, слышишь, сукин сын?.. Сейчас же...
— Я извиняюсь. Категорически прошу выражаться без интимностей.
— Требую сейчас же принять самые решительные меры, не то считаю наш договор расторгнутым. Для начала, — статейку, что ли, пусти в журнал, — поубийственнее!
Рыжий в восхищении всплеснул руками. — Статейку? Бо-га-тей-шая идея! Обязательно надо ста-тейку, вы правы на двести пятьдесят процентов... Пока! И рыжий стремительно провалился в под-полье.
Появилась не статейка, а большая, обстоятельная статья. В ней восторженно писалось, что поэт Вершинин использует в своей поэме самые острые темы современности, четко выявляет глубокую революционность своего жизнеощущения, бодрого и жизнерадостного. Для поэта наша жизнь —не долина юдоли, не поле, усеянное трупами раненых, а творческая работа, борьба и радость. Зна-чимость поэмы огромна. О силе заражаемости ее может судить только тот, кто ее прочел. В за-ключение автор поздравлял читателя с появлением на небосклоне русской поэзии планеты первой величины, быстро поднимающейся к самому зениту горизонта.
Наступили дни адской муки — для Акима Лесовика, дни напряженнейшей работы — для ры-жего, а для поэта Павла Вершинина — дни непрерывного, все возраставшего торжества.
Что он первый поэт нашей современности, — об этом никто уж не спорил. Если другие в этом убедились бесповоротно, то, само собою, еще крепче стал убеждаться сам Вершинин. Да и мудре-но было не убеждаться. В критических статьях писали: «Блок и Вершинин», «От Пушкина к Вер-шинину», «Ритмы Тютчева и Вершинина». Госиздат издал полное собрание его сочинений с порт-ретом, факсимиле и автобиографией. Редакторы горячо жали Вершинину руки, звонили по теле-фону. Открытки с его портретами продавались бойчее пудры и губной помады. На литературных выступлениях пять, десять минут публика хлопала ему, не давая начать.
Походка Вершинина стала особенная, сдержанно-торжественная, голос — снисходительно-любезный, как в старые времена у очень либеральных сановников. С публикою он капризничал, как избалованная поклонниками красавица. На выступлениях, например, ставил непременным ус-ловием, чтобы ему читать первым, а сам, вместо восьми, приезжал к десяти, устроители же, боясь его гнева, без него не начинали. А когда он наконец выходил на эстраду, заждавшаяся публика, вместо того, чтобы освистать наглеца, приветствовала его плеском и воем. Особенно при этом старались какие-то юркие рыженькие фигурки с восторженно-оскаленными верхними зубами.
Раз на таком вечере пришлось участвовать и Акиму Лесовику. Конечно, все они, остальные, были тусклыми звездышками, совсем утонувшими в сиянии полного месяца — Вершинина. Аким слушал океанский плеск и рев, сопровождавший чтение Вершинина, терзался и недоумевал: ведь пошло, банально! Самоповторно! Вот прериали на середине, — сам Вершинин недоуменно раскрыл глаза: банальнейший, совсем ничтожный стих. А рукоплещут! И чем плоше и пошлее были стихи, тем восторженнее хлопала публика. Особенно старались рыженькие. А Вершинин стоял, кланялся и нежил душу на гремящих волнах рукоплесканий.
После вечера Лесовик ужинал у Вершинина. И тут только он во всем размере почувствовал, как преуспел за это время Павел Вершинин. Народу было много. Газетные репортеры хлопали рюмку за рюмкой, наставляли, как собаки, уши по направлению к Вершинину и нащупывали в карманах блокноты. Красивые девушки и женщины восторженно глядели в глаза Вершинину. Особенно одна была. Пышные, золотисто-рыжие волосы, гордые глаза, из-под слегка приподнятой верхней губы сверкают жемчуга зубок; спина, плечи и очень открытая грудь — цвета теплого мра-мора... Ах, счастье, если такая взглянет ласково! И много, много нужно, чтоб заслужить этот взгляд! И видел Аким: из-под полуопущенных век красавица мерцающим взглядом поглядывала на Вершинина и, видно, никого не замечала кроме него, и страстно отдавалась ему глазами.
Поужинали. Сидели за кофе и ликерами в полумраке просторного кабинета Вершинина. Одна из девушек стояла, прислонясь к оконной портьере и вытянув кверху прелестные нагие руки; две другие лежали па полу, па пушистой шкуре белого медведя. Золотистая красавица полулежала на оттоманке, и в полутьме из-под полузакрытых век еще ярче и таинственнее мерцали Вершинину бриллианты ее глаз. Репортеры вытащили из карманов блокноты.
Вершинин, развались в мягком кресле, курил сигару и говорил, — тем голосом, каким люди говорят, когда знают, что их слушать — всего интереснее.
— Я не могу понять, что это значит. Меня очень беспокоит; в какие бы очки я ни глядел, мне все больно глазам. Это плохой знак. Испортится зрение, — и никакие очки не подойдут. Останешься слепым.
Аким спросил:
— А без очков тебе не больно глядеть?
— Без очков пока ничего.
Аким расхохотался, Вершинин кисло взглянул на него, а девушки и женщины взволнованно за-говорили:
— Так нельзя этого оставить! Никак нельзя! Нужно поскорее пригласить глазного врача. Что же это будет, если вы ослепнете!
Репортеры записывали в блокноты:
«Знаменитый поэт Вершинин. Опасная болезнь глаз. Грозит полная слепота. Экстренно вызы-ваются лучшие окулисты столицы».
Опять стали слушать Вершинина. Маленький, щупленький, он сидел, утонув в кресле, пускал сквозь бритые губы синий дым сигары и ронял небрежно:
— Я сегодня утром читал, — кого бы вы думали? Нестора Кукольника! И знаете? Нахожу, что он у нас совершенно не оценен. Например, драма его: «Джулио Мости». Такая песня импровизатора:
День счастья так ничтожно мал,
Путь независимости тесен.
Я шел вперед, бледнел, страдал,
Но никогда не торговал
Богатством сладкозвучных песен.
Разве плохо, а? Особенно для того времени. А в развитии драматического действия он иногда положительно не уступает Шекспиру.
— Будет тебе, Пашка, дурака валять! — возмутился Аким.
Девушки негодующе оглядели его с загоревшимися глазами, стали спрашивать Вершинина:
— Как? Как драма называется? Где ее можно достать?

Репортеры записывали: «Павел Вершинин о Несторе Кукольнике: никем до сих пор не оцененный русский Шекспир».
Еще свирепее воротился Аким в свою комнатушку, еще быстрее зашагал из угла в угол, роняя и со злостью поднимая колченогий стул. И остановился перед чугункой, и воззвал в злобе:
— Ты! Обмылок казанский! Сюда!
— Я извиняюсь... Это вы меня?
— Тебя, конечно!
— В чем дело?
Рыжий спросил холодно, — видно, ему не нравилась фамильярность поэта.
— Как в чем дело? Почему договора не исполняешь?
— Договор, гражданин, исполняется на все сто процентов.
— Ничего не понимаю! Ты же пакостить ему обещался!
— Пакощу в полной мере. Даже выше довоенной нормы... И потом. Я извиняюсь. Мы с вами, гражданин, брудершафта не пили.
— Э, дело не в этом! Чем же ты... Чем же вы ему пакостите, позвольте спросить?
— А я вам стану объяснять? Чтоб утешить вас? Вы думаете, мне это нужно? Какое же мне то-гда будет удовольствие? Из-за чего я тогда работал?
Рыжий мохнатою своею рукою коснулся локтя Акима и спросил задушевным голосом:
— Скажите, неужели же вам не весело было глядеть, каким он выявлялся дураком? Достижения поразительные! Я, по крайней мере, с великим всегда наслаждением наблюдаю, как глуп ста-новится самый даже умный человек, когда по самолюбию его польешь бензинчиком и подо-жжёшь. По-те-ха!
Потом он похлопал Акима по плечу и конфиденциально сообщил:
— Могу вас, гражданин, заверить в высшей степени категорически: все идет, как следует быть. Вы можете торжествовать.
И он оскалил собачьей улыбкой мелкие, острые свои зубки. Аким изумленно вздрогнул. Бывает иногда: безобразнейший брат ужасно бывает похож на ослепительную красавицу-сестру. Так же вот и в этой поднятой над зубами верхней губе Аким вдруг поймал поразительное сходство с прелестной губкой, слегка открывавшей жемчужные зубы у сегодняшней красавицы там, у Вер-шинина.
— Погодите... Вы были нынче на ужине у Вершинина?
— Был.
— После ужина на оттоманке, в жемчужном ожерелье, на девять десятых в голом виде... Это были... вы?
— Я. — Рыжий застенчиво потупился и спросил с любопытством: — А как вы нашли мой костюм?
— Костюма никакого я не нашел, — со злостью ответил поэт и вдруг вздрогнул. — Стойте! Вы остались у него, когда мы уехали... Я начинаю соображать... Боюсь, как бы у нас тут не вышло не-доразумения. Знаете, уж не поняли ли вы меня в том смысле...
— В ка-ко-ом?!. Послушайте, да за кого же вы меня принимаете? Стал бы я заниматься такою бездарщиною! Как не стыдно вам! И что у вас за представление о нас! Это все равно, что вы по-звали бы Врубеля и поручили бы ему покрасить ваш пол, или Родену заказали бы вытесать улич-ную тумбу... Тьфу, даже затошнило! Я, гражданин, отлично понимаю, чего вам нужно. И будьте совершенно покойны. Целевая установка предполагает иметь место в самой полной мере. Договор будет добросовестно исполнен до последней буквы.
— Ручаетесь?
— Определенно.
— Ну, ладно, будем ждать.
Аким успокоение прошелся по комнате.
— «Целевая установка предполагает иметь место»... — Он расхохотался. — Послушайте. Скажите мне. Никогда я раньше не предполагал, что ваше племя говорит таким ужасным языком.
— Чем — ужасным?
Рыжий самолюбиво покоробился.
— Чем! Еще объяснять вам!.. Ха-ха-ха!.. Рыжий обиженно нахохлился и крепче охватил рука-ми поджатые коленки.
— А впрочем... Наружности моей вы, гражданин, не удивляетесь? Тому, что я мало похож на Антиноя или там — на Аполлона?
— Чему дивиться!
— А почему же я обязан говорить языком Пушкина?.. Ну, а в общем и целом, — это к делу со-вершенно не относится. До свидания.
И он провалился в печку.
Каждый месяц, каждая неделя, каждый день возносили Павла Вершинина все выше и выше. Далеко внизу цыплячьими фигурками представлялись ему прежние его товарищи. Он озирался на высоте по сторонам и выискивал товарищей себе под рост: Эсхила, Данте, Гете, Байрона. Понятно, как его должно было раздражать, когда приходилось встречать печатные или устные критические замечания о своих вещах. Да и правда, — посудите сами: какой-нибудь газетный рецензент или «брат-писатель», вроде Акима Лесовика, заявляет Эсхилу о «Прометее»: «эта сцена несколько ри-торична», или Байрону о «Чайльд-Гарольде»: «в этой песне не выдержано до конца настроение». Будет только впечатление, как будто осенняя муха противно влипается в кожу, — и больше ниче-го.
Писать стало теперь очень легко. Раньше Вершинин мучился над каждым стихом, падал духом, отчаивался, откладывал написанное, опять возвращался, оживал духом и опять отчаивался. Теперь стих катился легко, как вагончик по заранее проложенным рельсам, всем был теперь доволен взы-скательный художник. А редакторы донимали телефонными звонками, спрашивали: «скоро ли?» И Вершинин бросал написанные прямо набело листки хорошенькой машинистке.
Жизнь шла хорошая. Великолепная квартира, дубовые библиотечные шкафы с книгами в чу-десных переплетах. Всегда к услугам просторная машина с легким ходом. Новая жена через каж-дые три месяца. Да еще так каждую неделю новая девушка, — настоящая, с покорным восторгом отдающая свой цвет Вершинину. Когда он входил в ресторан или в театр, мгновенно разносилась весть, что он тут, и к нему устремлялись восторженные толпы. В то же время был он желанным гостем на заводах и в рабочих клубах. Туда он ездил в стоптанных сапогах и засаленной куртке защитного цвета и читал пламенные свои стихи, на все сто процентов удовлетворявшие самых строгих критиков.
Словом, все бы казалось хорошо. И однако, — ни для кого незаметно, неведомо дли Акима Ле-совика, — Вершинин терпел большие, все увеличивавшиеся муки.
— Вы читали мою поэму «Красный вихрь»?
— Н-нет, собственно... Но я... я как раз со...собирался ее прочесть...
Вершинин сурово отворачивался от собеседника, а в душе ныла, ныла впившаяся заноза.
Праздновали какую-то годовщину Пушкина. Собрались его поминать, и первым, конечно, вы-ступил Павел Вершинин. Он прочел пламенное стихотворение. В нем говорилось: «через головы всех маленьких поэтиков, разделивших нас, протягиваю тебе братскую руку, Александр Сергее-вич, — ты не меньше меня. Привет! Вместе, рука об руку, пойдем с тобою к солнцу вечной свобо-ды и красоты!»
Назавтра в газетном отчете, сиявшем самою сверкающею собачьей улыбкою, проскользнула такая фраза (ясное дело, по недосмотру редакции): «вопрос, конечно, несколько спорный, — так ли уж равны ростом Павел Иваныч и Александр Сергеич; однако стихотворение мощно потрясло слушателей»... Всю ночь не спал Вершинин, — вспомнит, и заноет в душе. И решал: в газету эту больше ничего не будет давать, когда встретится с редактором, — как будто не узнает его; отвер-нется и пройдет мимо.
С каждым днем росли муки. И становились они все обоснованнее, все менее призрачными. Раз прочел он у себя в кругу друзей новую свою поэмку. Теперь уж не бывало, как раньше, чтобы по-сле чтения начиналось обсуждение, критика, советы. Если кто, по старой памяти, пробовал выска-зать свое суждение, у Вершинина лицо делалось скучающим, а очередная жена его спешила пере-вести разговор на другое или звала всех ужинать. И вот прочел Вершинин свою поэмку, ждал гула восторга. Все молчали, Потом начали говорить. И вяло хвалили: «Прелестно! Очень сильно!»
Когда гости после ужина ушли, Вершинин капризно сказал жене:
— Должно быть, я начинаю исписываться. Она ахнула и всплеснула руками.
— Милый! Что ты такое говоришь! Да ведь ясно было, — они все молчали от зависти. Долго никак не могли ее побороть. И наконец все-таки принуждены были сознаться, — неохотно, против воли... Они были ошеломлены!
— Гм!.. Ты думаешь, это просто зависть была? А ведь, пожалуй, и вправду так. Народ завидущий, что говорить.
Появилась поэма в печати. Критика отозвалась: «слабовато; будем надеяться, что это — слу-чайная неудача». Мерзавцы! Вершинин старался вспомнить, чем и когда ему случалось обидеть этих критиков.
Написал он новую большую поэму. И, потирая руки, сказал новой своей жене:
— Ну-ка, посмотрим, черт возьми, — исписался ли Павел Вершинин? Или, может быть, и он еще кое на что способен!
Он прочёл поэму на собрании «Красного Пегаса». Выступил первый оппонент и заговорил:
— Позволю себе во всеуслышанье высказать то, что у всех у нас давно уже в уме: каждое новое произведение товарища Вершинина громко говорит о все более развивающейся у него атрофии способности к самокритике, о непроходимом художественном самодовольстве, о полной потере той «взыскательности», которой требовал от художника Пушкин...
И пошли! И пошли! Один за другим. Все в таком духе. Вершинин сидел бледный, растерянный и зло улыбался.

(продолжение следует)

Илья М.
Илья М.

православный христианин
(новоначальный)

Тема: #39154
Сообщение: #1231323
10.03.05 16:22
Ответ автору темы | Лариса Л. православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

Спасибо! Вообще Вересаев отличный писатель...

Попова Кристина
Попова Кристина

православный христианин
(новоначальный)

Тема: #39154
Сообщение: #1230659
10.03.05 11:22
Ответ автору темы | Лариса Л. православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

Спаси Вас Господи, Лариса!

Хороший рассказ... Наверняка из-за "мистики" и не вошел в четырехтомник, который в советское время издавался...
А еще подумала: может, Вересаев не таким уж атеистом был, как по его произведениям кажется?


Лариса Л.
Лариса Л.

православный христианин

Тема: #39154
Сообщение: #1228910
09.03.05 14:25
Ответ автору темы | Лариса Л. православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

(окончание рассказа)

Поздно ночью, когда закрылся последний ресторан, Аким Лесовик ввалился к себе. Он вошел, весело посвистывая и заломив на затылок мятую свою фуражку. Пошатываясь, остановился перед чугунном печкой.
— Гражданин!.. Как вас, эй! Товарищ! Позвольте вас просить сюда!

— Я извиняюсь...
Рыжий сидел на печке, охватив руками колено, в позе Мефистофеля Антокольского. Лицо его было весьма кисло.
— В чем дело?
— Спасибо, товарищ! Благодарю от всей души! Вот уважил так уважил!.. Руку!
Он широким размахом протянул руку рыжему. Рыжий, брюзгливо сморщившись, смотрел мимо и как будто не замечал протянутой руки.
— Я не совсем понимаю, что вас, собственно, так радует?
— Ха-ха-ха! Ты бы посмотрел сегодня на Пашкину рожу, когда его крыли! На-слаж-дение! Ха-ха-ха!
— Не могу понять, что тут смешного. Временная неудача... С кем этого не бывает?
— Временная? Ххе-хе-хе! — Аким хохотал и фамильярно грозил рыжему пальцем. — Нет, брат, не надуешь! Дудки! Кто два года пробыл богом, того назад в смертные не повернешь. Не сможет он над собой работать, не захочет глину месить и камни ворочать... Кончено!
— Если совсем откровенно говорить, то должен сознаться: я никак не ожидал, что все это про-изойдет так легко и просто. Чуть хвальнули, — и мозги на сторону. Знал бы, я за дело не стал бы браться. Не стоило. Но все-таки, гражданин, в общем и целом могу вас заверить, что дело отнюдь еще не кончено.
— Кончено, почтеннейший! Крест! Понимаете,— к-р-е-е-с-т! — Аким начертал в воздухе ши-рокий, торжествующий крест. — Службе вашей конец, договор вами выполнен вполне добросове-стно. Благодарю! Можете смываться навсегда!
— Рано, гражданин, благодарите и рано радуетесь, — сердито возразил рыжий.— Еще услышите об нас... Ну, а в общем — пока!
И он провалился под пол.
В газетах сообщалось, что знаменитый поэт Павел Вершинин отправился на своем автомобиле сделать прогулку по Кавказу. В иллюстрированных еженедельниках появились фотографии, — Вершинин выезжает из Москвы, Вершинин в Рязани, Вершинин в Новороссийске. Ехал при нем шофер, маленький рыженький человечек с оскаленной верхней губой, — но Вершинин правил машиною сам, помощник же был только для починки шин, чистки машины, накачивания бензина.
И вдруг в газетах — телеграмма с жирным заголовком:

ГИБЕЛЬ ПОЭТА ПАВЛА ВЕРШИНИНА
В ГОРАХ КАВКАЗА

На крутом спуске Военно-Грузинской дороги, где шоссе идет с горы крутыми петлями, где ос-торожно спускаются на тормозах, — Вершинин буйно разогнал машину, сшиб ограждавший шоссе парапет и вместе с машиной и рыжим шофером полетел в пропасть. Видели, как колесом закру-тился в воздухе рыженький, и как белым алебастром сверкнула его улыбка среди серой пыли и желтых камней сбитого парапета.
Случайно все это произошло? Или намеренно? Определительно нельзя было сказать. Но вчера на банкете, данном Вершинину кавказцами, он был необычно взволнован и радостен, незабываемо читал лучшие свои стихи и в конце пира, подняв чашу с шампанским, сказал речь, где загадочно прощался со всеми, говорил, что с современниками его рассудит история и что он умрет таким же великим, каким жил.
— Я извиняюсь, гражданин...
Расстроенный Аким Лесовик взглянул на печку.
— Что надо?
— Я извиняюсь. Прибыл вас информировать, что задание исполнено мною на все сто процентов.
— Да, но знаете... Зачем так жестоко? Ничего такого вовсе я от вас не требовал. К чему это?
— Нет, нет! Не говорите! — простодушно возразил рыжий. — Красиво, знаете. И притом—не банально. Я ему даже положительно завидую. Везде только об его смерти и говорят. Повсюду ин-терес к нему огромный. Огромнейший интерес! Красивая смерть, эффектная!
— В том-то вот и дело. Для чего вы это? Публика уж начинала в нем разочаровываться, критика тоже. Жил бы он себе вчерашнею знаменитостью, — и для него не так бы было трагично, и мне бы было удовольствие.
Рыжий иронически оглядел поэта.
— А мне очень нужно ваше удовольствие?.. Ну, да больше нам разговаривать не о чем. Я свое дело сделал. Всего!
И рыжий навсегда провалился в подполье.
А слава Вершинина громом перекатывалась по всему Союзу из конца в конец. Стихи его расхо-дились в несчетном количестве экземпляров, и у каждой советской барышни над кроватью была пришпилена открытка: пробитый парапет, клубы пыли, машина, летящая в бездну, Вершинин с победно простертыми руками, маленький шофер, кубарем летящий впереди. Фоторепортер одного иллюстрированного журнала успел заснять крушение в самый характерный момент.
Аким наблюдал посмертную славу Вершинина — и по-прежнему мучился на медленном адском огне.


Помогите пожалуйста!

Высказывания 573

Старец Иона Одесский о цели христианской жизни.

29 июня 2022 в 16:02Андрей Бузик
Старец Иона Одесский о цели христианской жизни. Отец Иона родился в 1925 году в многодетной семье (девятый ребенок). Вынужден был работать с юных лет. Уже в годы Великой Отечественной войны в тылу он ... читать далее »

Портал 95

Новый видеоролик "Триединство".

29 июня 2022 в 10:15Андрей Рыбак
прп Ефрем Катунакский Новый видеоролик "Триединство". Оформил текст видеокартинкой. Ютуб и Рутуб похоже не справляются со своей работой. Буду выкладывать у себя на www.bogslovo.ru Может быть так и ... читать далее »

Детям 586

Воскресения день, исполняют дети воскресной школы храма с. Сосенки.

29 июня 2022 в 09:40Андрей Рыбак
С Воскресением Христовым! Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Воскресения день, слова Виктор Чикмачков, музыка Андрей Дмитриев, исполняют дети воскресной школы храма с. Сосенки. читать далее »

Общий 1358

Правда ли, что Верховный Суд США запретил аборты?

28 июня 2022 в 17:55Андрей Рыбак
Скажи абортам НЕТ Правда ли, что Верховный Суд США запретил аборты? Читаем решение суда и делаем выводы и для России читать далее »

Песни 87

Дуэт "БраТцы" - АВВА

28 июня 2022 в 07:22Андрей Рыбак
Дуэт "БраТцы" Дуэт "БраТцы" - АВВА читать далее »

Кино 93

Х/ф Мелодрама "До будущей весны" 1960 г.

27 июня 2022 в 22:45Андрей Рыбак
Мелодрама "До будущей весны" Х/ф Мелодрама"До будущей весны" 1960г. Для Веры — студентки Ленинградского пединститута, первая любовь вместо радости и счастья приносит разочарование — и достаточно ... читать далее »

Проповедь 95

Седмица 3-я по Пятидесятнице. Полный круг проповедей

26 июня 2022 в 15:47Андрей Бузик
Неделя 2-я, Всех святых, в земле Российской просиявших. Седмица 3-я по Пятидесятнице Воскресенье. О Царствии Небесном и царстве земном Мф.4:18–23 Рим.2:10–16 В прошлое воскресенье мы со всею ... читать далее »

Притчи 291

Деньги от иконостаса.

23 июня 2022 в 16:48Андрей Бузик
На Святой Горе Афон в Катунаках жил старец Ефрем. Один из его соседей построил при своей келье Церковь и решил сделать в ней иконостас. Он пошёл к одному монаху и спросил: — Сколько монет возьмёшь за ... читать далее »

История 523

Дары волхвов Матерь Божия бережно хранила всю жизнь. Как они оказались на Афоне

21 июня 2022 в 20:42Андрей Рыбак
Дары волхвов ДАРЫ ВОЛХВОВ - КАК ОНИ ОКАЗАЛИСЬ НА ГОРЕ АФОН ? Дары волхвов Матерь Божия бережно хранила всю жизнь. Незадолго до Своего Успения Она передала их Иерусалимской Церкви, где они находились ... читать далее »

Эсхатология 686

Заявление горы Афон о войне на Украине

20 июня 2022 в 15:07С. Александра
Афон Заявление горы Афон о войне на Украине Святая община горы Афон о войне на Украине Святая община Горы Афон по случаю начавшейся в 2014 году войны на Украине между братьями и сестрами, ... читать далее »

Воздухоплавание

Новороссийск встретил воздушную экспедицию "От Белого моря до Черного"

Воздушная экспедиция "От Белого моря до Чёрного", в которой принимал участие известный путешественник Фёдор Конюхов, финишировала в Новороссийске. За три недели отважные воздухоплаватели преодолели ... читать далее »

Скайранинг

Фестиваль скайраннинга "Тигертыш"-лучшие моменты

Спортивный праздник с национальным колоритом собрал "железных" людей, которые любят риск, в Междуреченске. Там прошел фестиваль скайраннинга "Тигертыш". Трасса оказалась сложной даже для профи, ... читать далее »

Патерик 277

Святые отцы о нестяжательности, и о том, что должно хранить себя от лихоимства

29 июня 2022 в 15:49Андрей Бузик
древний патерик 1. Один брат, отрекшись от мира и раздав свое имение нищим, оставив между тем несколько для собственного употребления, пришел к авве Антонию. Узнав об этом, старец говорит ему: если ... читать далее »

Предание 317

Помыслы от врага. Нил Сорский

29 июня 2022 в 09:59Андрей Рыбак
Преподобный Нил Сорский Помыслы от врага. Нил Сорский читать далее »

Видео 433

Митрополит Иларион / доктор Боровских

28 июня 2022 в 20:11Андрей Рыбак
митрополит Илларион и папаМитрополит Иларион встретился с папой Франциском Митрополит Иларион / доктор Боровских В Русской Православной Церкви произошла знаковая кадровая замена. Отставку одного из ... читать далее »

Жития 336

Святитель Михаил, первый митрополит Киевский

28 июня 2022 в 15:58Андрей Бузик
Святитель Михаил, первый митрополит Киевский Дни памяти святого — 28 июня, 13 октября Святой Михаил был первым митрополитом Киевским и Всероссийским и управлял нашей Церковью во дни святого ... читать далее »

Музыка 197

Премьера клипа: "Алыча" (Пронзительная и глубокая песня)

28 июня 2022 в 07:19Андрей Рыбак
Цветение алычи Премьера клипа: "Алыча" (Пронзительная и глубокая песня) Снова приветствуем в нашей молодежной студии! Музыкальный клип «Алыча» на стихи монаха Симеона Афонского, музыка Андрея ... читать далее »

Святые 354

Золото. Вериги преподобный Никита Столпника.

27 июня 2022 в 16:41Андрей Бузик
Десятки лет носил тяжелые вериги преподобный Никита Столпник. В Переславле-Залесском знали, что в молодости он был очень богат и безжалостен. Однажды в чане варили суп. А Никите почудилось, что там ... читать далее »

Поиск Святой Руси 339

О дне же том, или часе, никто не знает, ни Сын, но только Отец.

26 июня 2022 в 08:13Андрей Рыбак
Где Дух Господень, там свобода. Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь! Собор Дивеевских святых Все Святые Апостолы: Андрее, Иоанне, Матфее, Марко, Луко, Павле; святители: Василие, Григорие, ... читать далее »

Путешествия 306

Цена Золота. пос. Усть-Нера, республика Саха (Якутия)

23 июня 2022 в 13:35Андрей Рыбак
Якутия Цена Золота. пос. Усть-Нера, республика Саха (Якутия) читать далее »

Церковь 694

Паисий Святогорец:«Церковь– это не прогулочный корабль того или иного епископа, чтобы он плыл на нем, куда ему вздумается»

21 июня 2022 в 19:30С. Александра
Св.Паисий Святогорец Помимо своей матери по плоти Евлогии и Матери Пресвятой Богородицы, Старец Паисий считал своей истинной Матерью и нашу Святую Церковь. Церковь – это действительно Мать всех ... читать далее »

Планета 255

Как выглядит Байкал без воды. Самое глубокое озеро планеты!

19 июня 2022 в 18:12Андрей Рыбак
Как выглядит Байкал без воды. Как выглядит Байкал без воды. Самое глубокое озеро планеты! Как выглядит удивительное озеро внутри, если представить его без воды? У каждого, кто смог бы увидеть Байкал ... читать далее »

Горные лыжи

Горнолыжники разыграли "Приз Эльбруса"

На курорте "Эльбрус" в Кабардино-Балкарии завершились Всероссийские юношеские соревнования "Приз Эльбруса". Гонки прошли 25-28 июня на высокогорной трассе "Гара-Баши     Мир" со стартом на высоте 3 ... читать далее »

Велоспорт

Итоги Всероссийских соревнований по маунтинбайку в Екатеринбурге

В Екатеринбурге 23−24 июня состоялись Всероссийские соревнования по маунтинбайку в дисциплине кросс-кантри короткий круг и гонка в гору. На старт вышли около 100 представителей Свердловской, ... читать далее »

Календарь 3222

30 июня. Мучеников Мануила, Савела и Исмаила. Священномученика Аверкия Северовостокова пресвитера. Мученицы Пелагии Балакиревой.

29 июня 2022 в 15:30Андрей Бузик
17 июня по старому стилю / 30 июня по новому стилю четверг Седмица 3-я по Пятидесятнице. Глас 1. Петров пост. Пища с растительным маслом. Мчч. Мануила, Савела и Исмаила (362). Сщмч. Аверкия ... читать далее »

Мир 345

Отношение Церкви к эвтаназии / А.И. Осипов

29 июня 2022 в 09:51Андрей Рыбак
Осипов Алексей Ильич. Профессор Московской Духовной Академии. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. ХII.8. Практика изъятия человеческих органов, пригодных для трансплантации, а ... читать далее »

Разное 1195

Когда придет Машиах? Кто получит золото Руси?

28 июня 2022 в 18:56Андрей Рыбак
А. Девятов. Планы антихристов, полюбуйтесь Мошиах, антихрист и христос второго пришествия одно и тоже. Все все поняли. Когда придет Машиах? Кто получит золото Руси? читать далее »

Творчество 423

Индивидуальные уроки игры на барабанах

28 июня 2022 в 08:02Андрей Рыбак
Дмитриев Андрей Профессиональный барабанщик, преподаватель Дмитриев Андрей, проводит индивидуальные занятия. Контакты: https://vk.com/id446242072 читать далее »

Афон 217

Афонские старцы. О смутах и войнах

28 июня 2022 в 05:09Андрей Рыбак
Архимандрит Кирилл Павлов Афонские старцы. О смутах и войнах читать далее »

Стихи 1223

Плох тот учитель...

27 июня 2022 в 09:50Владимир Лучит
*** Плох тот учитель, ибо собственно его несостоятельность, по сути, налицо, ученики все для которого, как жерди и столбы забора, на одно лицо. *** Стремись всегда держаться прочно в авангарде ... читать далее »

Духовное 1010

Старец Ефрем Аризонский. Искусство веде́ния духовной борьбы.

25 июня 2022 в 07:28Андрей Рыбак
Старец Ефрем Филофейский (Аризонский) Старец Ефрем Аризонский. Искусство веде́ния духовной борьбы. Пришествие антихриста 1992 Устремляясь в го́рняя στη ... читать далее »

Молитва 360

Херувимская. Древний распев

21 июня 2022 в 23:23Андрей Рыбак
Благослови, душе моя, Господа. Знаменный Распев Херувимская. Древний распев читать далее »

Шутка 200

Операция «Ы» и другие приключения Шурика

21 июня 2022 в 09:36Андрей Рыбак
Операция «Ы» Операция «Ы» и другие приключения Шурика читать далее »

Любовь 116

Энергия Ума Есть Любовь!

19 июня 2022 в 07:49Андрей Рыбак
Умная молитва - энергия ума Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь! Все Святые Апостолы: Андрее, Иоанне, Матфее, Марко, Луко, Павле; святители: Василие, Григорие, Иоанне и Николае; преподобные: ... читать далее »

Парусный спорт

Соревнования, посвященные 30-летию проведения матчевых гонок на Урале

22-27 июня в Екатеринбурге на Верх-Исетском пруду прошли всероссийские соревнования, посвященные 30-летию матчевых гонок в России и на Урале. 13 экипажей из Свердловской, Челябинской и Самарской ... читать далее »

Триатлон

Триатлон. Париж   2024. Отбор: Великобритания получает четыре квоты

В воскресенье, 26 июня, в Монреале в рамках этапа Мировой серии по триатлону состоялся чемпионат мира в эстафете   2022. По итогам соревнований обладателем четырех квот для участия в Олимпийских играх ... читать далее »

© 1999-2022 Vinchi Group
http://www.vinchi.ru

Администратор форума:
andrey@vinchi.ru