Святой Апостол Андрей Первозванный www.diveevo.ru
 
Православный Форум
Спаситель Помогите пожалуйста! Святой Апостол Иоанн Богослов покровитель Интернета "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас." Ин.15:12
Писание | Основной | Дополнительный | О Форуме | Для участников | Мониторинг | Разное | Поиск | Помогите (SOS!) | Открыть тему | Регистрация | Правила Форума | Фотогалерея Форума
Форум / Православный календарь / Памяти Никодима Кожеезерского ( 1640) Ваша помощь
| Включить фильтр | Новые снизу | В блокнот | Вся тема | Дерево | Оценить | Кто голосовал | В теме | Кто читал | Найти на странице | Подписаться |
Памяти Никодима Кожеезерского ( 1640)
Алексей Юрьев
Алексей Юрьев

православный христианин
нет доступа
на форум

Тема: #34984    12.11.04 09:53    Просмотров: 6257 [32]

Сообщений: 3    Оценка: 0.00   
Не показывать | Исправить | Ответить


Фрагмент из книги Г. Русского «Клейма к иконам северорусских святых»


К ПУСТЫННИКУ

Подъячий Патриаршего приказа Григорий Иевлев по государеву указу и патриаршему велению лета 7142 (1634) послан был озрить каргопольские обители, что лежат в онежской стороне в области дышучего моря. Посетив обители града Каргополя Спасову Строкину и Успенскую, окологородние обители Челмскую и Ошевенскую, следом пустыни Кенорецкую, Ямецкую и Сырьинскую, посланник прибыл в самую дальнюю обитель Кожеезерскую.
Та обитель стояла от дорог в усторонье и летним временем путь туда был непроезж, тяжек из-за многих мхов и болот. Одначе стрельцы и худые людишки протащили государева посланника через топи и лывы. Дело его в обители, помимо догляда за монастырским устроением, было особенное: он вез жалованную патриархом шубу кожеезерскому пустыннику Никодиму, чья слава достигла белокаменных стен стольного града.
Обитель Кожеезерская была невелика, строения древяного, с церковью Богоявления, древяна вверх по старине, обнесена свежесрубленной оградкой с башенками по углам. Допрежь не было и оградки – не от кого хорониться – и поставили за тем, как зверь учинил пакость – забрел в хлебню и поел тесто.
Далекое, отлеглое было место – на сто верст округ жилья нет. А жила обитель не скудно, хозяйство вела рачительно: владела семужными ловами, морскими тонями, соляными варницами, а на своем озере росчистями и пожнями. Людно жили: иноки да послушники, да трудники. Презирались бедные и убогие. Шептали, что прячет обитель и беглых холопов.
Игумен был с гостем ласков, но без подобострастия. Как все игумны, просил новых льгот, но не прибеднялся, гордился даже монастырским благополучием. И он и все в обители убеждены были в ее великой и скорой славе и причину тому видели в славном муже Никодиме, просиявшем в пустыни, поодаль обители на речке Хозъюге.
Потому столь радостен был монастырю патриарший дар. Видели в нем особый знак, подтверждающий общие чаяния. Служили благодарственный молебен во здравие великого господина святейшего патриарха Московского и всея Руси ИоасафаI.
За молебном была щедрая трапеза. Рыбный стол не уступал патриаршему.
– Отныне прославилась наша обитель в поморской стороне.
Велика слава праведника, иже от дальней пустыни пролегла до царствующего града! – говорил игумен.
– Пошли за ним, чтоб вышел из пустыни за патриаршим даром, – говорил гость.
– Сего не могу, господине, над ним один Господь властен.
Полтретьяцеть лет он в пустыни, а во обитель ходил дважды. Единожды при мне на Пасху, по вешнему льду прошел дивно...
Сам не ходит и ничего не просит, что дадим, примет, одначе не всё. Молоко ему возили, не взял, рыбу красную тож. Я игумен, а сам к нему езжу. Велика его высота, смиряешься. За Петровым днем, в покос, плыли мы к нему с Ивашкой Дятловым, тихонько подплыли и видим – стоит он у креста на молитве, а рядом – дикий елень. Елень, нас увидя, в чащу прянул. Со зверем живет мирно. Медведки у пустыни шастают, а пред ним смирны... А от людей хоронится, не всякого к себе допускает. Из наших один Ивашка Дятлов ему мил. Пожелаешь, накажу ему тебя свезть.
На том порешили.
Но сразу выехать не пришлось. Разыгралась на озере буря, три дня накатывали волны наберег, не давали выйти локам. Пенял государев посланник на задержку и торопился вспять, но патриаршее веление надлежало исполнить. Не раз обходил он монастырский остров, смотрел на седые волны с белыми гребешками. В полуденную сторону раскрывалось озеро широко как море, в полуночную лежал плес поменьше, за ним, в дальнем углу, на лешей речке где-то укрывался пустынник.
На четвертый день потишала вода. После утрени раным рано вышли в путь. Спустили на воду карбас, молодые трудники сели на весла, бойко погребли. Чем дальше отплывали, тем кротчала вода, а, как вышли за остров, и вовсе сел ветер, настала великая тишь и гладь.Засияло солнце, засверкал озерный плес. Рассыпались по озерубелой пеной лебяжьи стаи, пестрели стада гусей и серых утиц, гомонила птица, шумно взлетая перед лодкой.
– Лето красное вернулось, – сказал мужик Иван Дятловгостю. – Как же, к нему едем!
– Неужто он над ветрами властен? – усмехнулся гость.
– Доброе дело добром отзывается.
Быстро промчали гребцы озерный плес, вошли в устье рекии пристали у монастырской рыбачьей избы. Здесь должны былиони выметать сети и к вечеру ожидать возвращения путников, а Иван с гостем пересели в легкий челночек и поплыли вверх пореке.
Плыли они широкой тихой рекой и не весел, уныл был видее темных вод, стояли по берегам высокие островерхие ели,местами ниспадало в воду каменистое щельё.
Иван робно подгребал веслом, неторопливо рассказывалгостю:
– Речка эта Подломка, названа так потому, что в устьетечет прямо, а повыше ломается. Падает в нее речка Хозъюга,где он живет. Там-то плыть потяжёлей... Две версты до нее,да там семь. Езжу к нему каждый месяц, летом в челноке, зимой на лыжах. Вожу припас. Когда возьмет, когда нет. Под осень, об эту пору, как приедешь, потчует репой, огородик у него. Ежли съешь репу неочищенной, еще дает, ежли очистишь – другой не даст, стало быть сыт... Одного меня допускает. Как кто другой – в лес уйдет и не покажется. Он наперед знает, кто к нему едет, даже поимянно знает, дано ему. Мы к нему едем, а он уж знает, едут... Имя-то твое как?
– Григорий.
– Едут Григорий да Иван.
– Почему ж тебя одного допускает? – спросил гость.
– Не ведаю. Я ведь полесовщиком был, добывал зверя, птицу, рыбу тож, и напала на меня глазная болезнь – вижу как сквозь паволоку. Полесовщику без глаз куда? а кто исцелит? К знахарю ходил, не помог. Надоумили добрые люди идти к нему в пустынь. Пришел. Он меня сразу назвал: Иванушка, говорит, будь здрав! Да как же здрав, говорю, глазами недужу. Будешь здрав, говорит,токморолесовство отринь, негоже лить кровь-руду звериную, и зверю ведомо страдание. Как же отрину, говорю, а чем пропитаюсь? А исцелиться хочешь? Подумал я: без глаз куда? а пропитание ино найду. Хочу, говорю. Тогда молись. Молились мы вместе, долго молились, со слезами. Прояснели мои глаза: каждую веточку вижу и каждый сучочек за сто сажен, как допрежь. Отпустил, велел молиться. Хотел я из обители домой идти, только вышел в путь, снова глаза заволокло. Вернулся в обитель, припал в церкви к святым иконам, помолился слезно – снова отворились очи. Так и остался тут. Сказал мне отец игумен: отверзлись твои внутренние очи. Живу пока в трудниках, но скоро послух приму, а там и чин, коли Бог даст.
Гость слушал простодушный рассказ, улыбаясь в душе, и думая, сколь доверчивы простецы и сколь легко исполнимым кажется им чудо. С большим сомнением относились ныне на Москве к новоявленным чудотворцам, а юродивых с папертей гнали взашей: каждый подлый мужик норовил во святые! Сомневался он и в чудесах пустынника, но его тридцатилетняя жизнь в лесных дебрях вызывала изумление – давно не являла святая Русь таких подвижников.
– А ведь он святой человек, – сказал вдруг Иван. – Не со мною одним так было. С Поморья двое у нас трудничали по обету, обоих знаю: Кирик Козлов да Иван Пешков. Так дело вышло. Келейка его стоит на низком наволоке, полая вода часто под венцы подходит, а о тот год запружило реку корягами да льдинами, пошла вода высоко, келейку-то и залило. Он на кровлю взошел с иконой, а вода и конек покрыла. Тут помолился он с иконой в руках и спала вода. После сего те двое, с Поморья, срубили ему новую келейку, в пол-поприще от старой, на высоком берегу. В той-то новой келейке он редко бывает, первая ему милее, а за работу отблагодарил... Те двое о ту же осень вышли на промысел и попали в горловину, а ветер льды нагнал, туман берег закрыл, куда плыть не знают. Тогда воззвали они к нему : отче Никодиме, спаси, погибаем! – и явился он им во образе и рукой указал, куда плыть. Прошлым годом это было. Игумен говорит: прославит он обитель по всей земле. А теперь ты с патриаршей радостью едешь...
Челнок вошел в Хозъюгу и плыл по неширокой тиховодной реке в торжественной тишине среди пестрой раннеосенней лесной красы.
– Всегда робею, к нему правя, – сказал Иван.
За поворотом река разлилась в небольшое озерко, плавали в нем лебедь с лебедушкой и загоготали, завидя людей.
– Лебяжье место, – сказал Иван, – всегда они тут.
Нетревожимо шла река от плеса к плесу, перемежаясь малыми островками, все более мелея, просвечивая каменистым дном. Лодка вывернула из-за поворота и открылась каменистая гряда, перекрывшая реку. Вода клокотала и пенилась на перекате.
– Эх, – махнул рукой Иван, – камней боле, чем воды, – и взялся за шест.
Крутилась вода меж камней, сносила лодку, челнок вилял от берега к берегу, в иных местах Иван соскакивал в воду и сволакивал застрявший меж камней челнок.
Дальше лежал темноводный плес, огромные валуны поднимались из черной воды, напоминая обликом диких зверей.
– Камень Лось, – указал гребец.
Река стала узкой, извилистой, сжатой стеной высоких островерхих елей. Угрюма и безмолвна была лесная теснина, не слышалось птичьих голосов, лишь рокотала река на новых порожках и перекатах.
– Ты, господин, – сказал Иван, – пройдись-ка бережком, разомни ножки, вишь, опять камни пошли.
Подъячий без охоты вылез на берег и пошел по галечниковой бровке. Река виляла, загибала носы и, решив сократить путь, он направился лесной чащей.
Никогда дотоле не видал он столь глухого и мрачного леса. Тесно стояли ели, их зеленые ветви начинались высоко, там, где проглядывала небесная глубизна, а внизу лезли в глаза сухие колючие сучья, цепляли одежду. Павшие стволы, иные сгнившие, иные бурей вывернутые с кокорой, на каждом шагу преграждали путь. Ноги проваливались в сырой зеленый мох. Подъячий, кляня Ивашку, повернул назад. Но там реки не было. Он огляделся – просвет был впереди. Он ринулся туда, но вместо желанного блеска воды увидел болотце, поросшее мелкими сосенками. Что-то черное зашумело и затрещало рядом, испугом дрогнуло сердце – огромная птица взлетела из-под можжевелого куста. Он кинулся в сторону: вокруг был безжалостный лес. Стало страшно: он сбился. Он крикнул истошно: "А-а!" Никто не отозвался. Подъячий снова кинулся в одну сторону, в другую. Снова остановился, распаренный, очумелый. Постоял, послушал. Тихо было до жути. Стало мерещиться, что чьи-то глаза следят за ним. Во мху приметил тропку: человечья или звериная? Впереди на тропе стояла высокая черная фигура. "Старец!" – решил он и кинулся туда. Но был то черный гнилой ствол. Подъячий снова остановился, силясь унять сердцебиение. До слуха донесся тихий рокот воды. Он сделал несколько шагов и едва не ввалился в ручей. Сток ручья мог быть только в реку, и подъячий, не разбирая дороги, ломая ветки, спотыкаясь о корни, выскочил к реке, оказавшейся всего в десятке сажен.
Он стоял на берегу, горячий от бега и еще более ярый от гнева на мужика, заславшего его в гиблую чащу.
Из-за излучины вышла лодка. Иван подплыл к берегу.
Подъячий бросился на него с кулаками.
– Мужик, блядин сын, ты пошто меня в чащу заслал, смеешься надо мной?!
Он бы ударил мужика, но встретил его спокойный и изумленный взгляд. Лицо Ивана потемнело от огорчения.
– Он слышит! – зашептал горестно. – Теперь уйдет. Эх, ты, беда-то какая...
Подъячий молча сел в челнок, кипя гневом на мужика, на эту гиблую чащу, на эту ненужную поездку, столь несовместимую с его высоким саном государева посланца. Он велел бы повернуть вспять, но понимал, что отступать теперь – еще больше ронять свой высокий сан.
Снова Иван пихался шестом, слезал в воду на перекатах и мелях, вел челнок от порожка к порожку, а счет тем порожкам ыбл потерян. Все та же была скудная каменистая речонка, все так же давила лесная узость, все те же высокие унылые ели обступали и только где-то высоко было голубое небо и солнце.
Река внезапно уперлась в мег и ушла вправо, его обегая. Челнок вошел в тихую заводь и прошуршал по галечнику.
Иван с серьезным видом кивнул гостю.
Подъячий взял короб с шубой и вышел на берег.
Мег был невелик, лес отжался здесь в сторону, оставив светлую полянку. Средь полянки кучей стояли старые ели, а под ними маленькая келейка, столь малая, что казалась невместимой для человека, рядом с ней – резной двухсаженный крест, поодаль – овощные грядки. Жило место было столь мало и убого, что непредставимо, как тут жить человеку. Все было малое, лишь деревья и крест были непомерно велики.
– Ушел, – прошептал Иван, укоризненно глянув на гостя.
Он сел на берегу и замер в ожидании. Подъячий постоял, осматриваясь. Окружающее наводило тоску на душу, давила тяжелая неподвижная тишина. Тучи гнуса облепляли, от него не было спасения, мошки лезли в уши, в нос, за ворот, за рукава. Подъячий не успевал отмахиваться, а Иван сидел неподвижно, будто не замечая гудящей тучи.
Подъячий подошел к кресту. Крест слегка скосился от времени, выбелился и потрескался, но все литеры были явственны. Под крестом лежала гладкая каменная плита с двумя ямками, вытертыми ступнями старца за долгие годы. Подъячий походил взад-вперед у келейки и, решившись, отворил дверцу и глянул внутрь. То, что увидел он, сжало сердце тоской и страхом. Там не было ничего, напоминающего жилье. Нельзя было ни встать в рост, ни лечь вдоль. Не было ложа, были врыты в землю крючковатые сучья для поддержания тела во сне. Возле двери в углу складен был очажок из камней. Всей утвари был берестяной короб. В дальнем углу тускло сиял образ Божьей Матери.
Подъячий сел под Ивана и стал ждать. Непосильно тягостно было ожидание, не раз терял он терпение и собирался приказать Ивашке везти себя назад, но не выговаривались слова, смирял его мужик своим великим терпением.
Сколь долго просидели они, не знал подЪячий, время замерло, лишь томила гнетущая тишь и терзал гнус.
Внезапно глянув, он заметил на огороде склоненную черную фигуру. Он готов был поклясться, что только что там никого не было.
Иван тоже встрепенулся и поднялся. Подъячий хотел было направиться к старцу, но Иван взглядом остановил его.
Старец возился в земле, не замечая пришельцев, дергал репу и складывал в короб. Набрав короб, направился к келье, все также глядя в землю.
Иван низко, в пояс поклонился ему. Старец поднял взор, увидел и тоже поклонился.
– А, Иванушка! – сказал голосом тихим, но ясным.
– Гость к тебе, – сказал Иван.
Но старец, не взглянув на гостя, стал спрашивать: как игумен? как братия? хороши ли поля? налился ли ячмень? Пошла ли порогами красная рыба?
Гость переминался с ноги на ногу, задетый столь явным невниманием к своей особе. Наконец, не выдержав. Возвысил голос:
– Правожительствующий отче!
Старец прервал разговор, посмотрел на него. Был он высок и непомерно худ, сер лицом, с длинной редкой бородой, под стать вытянувшимся хмурым елям с седыми замшелыми прядями.
– Прибыл я тебе по слову великого господина нашего святейшего патриарха Московского и всея Руси Иоасафа. Молва о твоих подвигах, честной старец, достигла слуха патриаршего. Знавал он тебя прежде во Чудове, помнит тебя, честного старца Никодима, а посему шлет тебе свое патриаршее благословение и жалует тебя со своего патриаршего плеча собольею шубою!
С этими словами подъячий вынул из лубяного короба шубу. Серебристыми струями заиграл, переливаясь, мягкий ворс.
Старец взирал с изумлением.
– За что?! – воскликнул, отшатнувшись. – Чем прогневил Тя, аз окаянный?
Он кинул короб с репой и резко, едва не бегом, устремился к кресту, рухнув как подломленный. Иван опустился возле.
Старец что-то шептал, видно, Исусову молитву, и клал поклоны, следом за ним кланялся Иван. Подъячий пстоял, ожидая, пока кончится молитва, но молитва не кончалась.
Тогда он тоже встал на молитву.
Поначалу тяжко ему было и не шла молитва. Озирался он по сторонам, отмахивался от гнуса, а всего больше отвлекали думы, скакали с одного на другое. Удивлен и обижен отчасти был он поступком старца, отринувшего патриарший дар, ради которого ему пришлось забраться в далечайшую даль, но постояв у креста, утишась сердцем, оглянувшись на старцево жилье, его келейку, похожую – не в обиду старцу – на собачью конуру, понял нелепость затеи с шубой, несовместимость дорогого подарка с пустынническим отречением. И еще вспомнил, что по рассказам Четьих Миней всегда отказывались пустынники от лишних даров, и старец поступил как должно, и еще подумал, что никогда не видел настоящих пустынников, а теперь видит.
А пустынник все молился и клал поклоны. Отбросив суету ума, и гость начал творить умную молитву и класть поклоны.
Не сразу, но понемногу, чем дольше молился он, тем дальше отлетали сторонние думы и тишала душа. Уходило внешнее, будто не было его,забывалось телесное, беспокоившее, не мешали тучи гнуса, вдруг исчезнувшего, ни дождь, внезапно набежавший и пробежавший. Заливала все существо бессловесная сладостная сила молитвы. Хорошо было как в детстве.
Он глянул на старца. Лицо его серое, землистое, теперь сияло. Чудо? – он не поверил бы дотоле – оно обливалось сиянием! И тогда нечто несказанное, сияющее вспыхнуло в сердце и зазвучали в нем ангельские голоса. Небывалая сладостная теплота залила все существо и сами собой потекли сладостные теплые слезы.
Сколько длилась эта сладость, век или мгновение, он не знал, но еще немного, казалось, и воспарит душа в небо, а сердце не выдержит охватившего восторга. Не сразу донесся до него громкий возглас старца: "Слава Богу за все!" Он очнулся, словно с небес спустившись на землю, и удивленно взирал вокруг на выбеленный покосившийся крест, на убогую келейку, на седые ели. Рядом Иван утирал слезы рукавом армяка.
Старец прошел к келейке, сел на порожке.
– Иванушка, – сказал, – намой нам репки.
Иван кинулся исполнять просьбу.
– Гриша! – тихо позвал старец и встрепенулось сердце гостя: чудо! старец знал его имя!
В восторге простер он руки к старцу, а тот, не замечая, смиренно проговорил:
– Прости мя, убогого, мне ради в такую даль поволокся...
– Отче! – вскричал гость, но старец жестом остановил его и продолжал.
– Благодари владыку, добр он, да не по мне ноша. Моей скудости достанет и рубища... Шубу свези во обитель, пусть радуются.
– Отче! прости и ты мя, не ведал бо, сколь сурово твое житие. Поведай, отче, не утаи, како жительствуешь ты в столь печальной узости, един аки перст, мир отриня?
Старец долгим взглядом глянул на гостя, не поняв.
– Един? – переспросил.
Помолчав, тихо сказал, заглянув в глаза:
– А Бог?
Привычное, ежедневное, молитвенно повторяемое слово было произнесено, но, прозвучав в устах старца, потрясло душу – вдруг, на краткий миг раскрылась невместимая огромность этого слова, его необъятность, всё соединяющее и вся обнимающее – и, когда так откроется Бог, что весь мир покажется мал, то нет дальних далей и узостей земных, и нищета и убожество богаче богатств, одно надо – стать Богу близким, как старец, чье одно слово, особенно сказанное, и ему, на самую малость, тайну мира приоткрыло.
Иван принес короб намытой репы.
Старец протянул одну репу гостю, другую Ивану, третью взял себе.
– Ты мне шубу, а я тебе репу, – тихо улыбнулся.
Иван съел репу неочищенной, а гость очистил. Старец дал Ивану еще репу, а гостя больше не угощал. Подъячий вспомнил, что совершил оплошность и невольно усмехнулся. Старец понял его.
– Сказал тебе Иванушка про мой обычай? Не серчай, чай ты не к репе привычен...
Видя доброе расположение старца, гость дерзнул вопросить.
– Отче, помнишь нынешнего владыку, он с тобой во Чудове был?
– Давно сие было...
– А помнишь ли чернеца Григория Отрепьева, что потом самозванцем на Москве сел?
– В пустыни память изгубилась...
Старец замолчал, гость не дерзал более вопрошать.
Иван взглянул на гостя, тот понял.
– Прости еще раз, честный отче!
Старец поднял очи.
– Храни тя Бог! – произнес твердо, и у гостя снова радостью вспыхнуло сердце.
Старец подошел к кресту, все вместе сотворили краткую молитву.
– Идите с миром! – сказал старец и каждому поклонился в пояс.
И они поклонились старцу.
– Я тебе мучицы привез, – сказал Иван, – сейчас принесу.
– Спаси тя Бог, Иванушка!
Снова они остались вдвоем и смотрели друг на друга. Старец глядел на гостя столь проникновенным, чистым, ясным взором, что вот – вновь, в един миг поднялся край завесы и вся его жизнь открылась перед ним, жизнь неправая, с обидами, горем, завистью, злобой, но и с добром, и с радостью, и с надеждой, и с верой. И возопил он к старцу, как раненый зверь, пронзенный в самое сердце:
– Отче! поведай, не утаи, како жить праведно?!
Старец глянул на него глубинным взором и угасшие было, выцветшие глаза его снова на миг блеснули, но тут же потускнели и он опустил взор.
– Не знаю, – тихо произнес.
Гость ждал ответа.
– Неук аз, подобен древу сухому...
Иван принес мешочек, старец прибрал его в келью и проводил гостей до челнока.
Гость еще раз поклонился старцу.
Старец поманил его к себе и шепнул:
– Живи просто.
И снова поник в душу столь чистым, ясным взором, что внове присутствие нездешнего осенило гостя. И еще тише, чуть слышно, прошептал старец:
– Бог прост.
Челнок отплыл. Гость оглянулся и увидел в пследний раз старца, черного, высокого, под стать вытянутым ввысь хмурым елям.
Впереди кипел порожек, струя убыстрялась, лодка входила в излучину.
Гость оглянулся напоследок, но старца на берегу уже не было, лишь высилась куча черных елей и среди них вознесенное выше всех сухое дерево.
Порожек шумно подхватил челнок и понес вниз по течению.


Алексей Юрьев
Алексей Юрьев

православный христианин
нет доступа
на форум


Тема: #34984
Сообщение: #3068271
02.10.08 10:30
Ответ на #3068161 | Абрамова (р.Б.Анна) православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

Замечательная икона! Спасибо, Анна.

Абрамова (р.Б.Анна)
Абрамова (р.Б.Анна)

православный христианин

Тема: #34984
Сообщение: #3068161
02.10.08 07:32
Ответ автору темы | Алексей Юрьев православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

Благослови душе моя Господа!




ПРЕПОДОБНЫЙ НИКОДИМ КОЖЕЕЗЕРСКИЙ

в деревянном окладе

центр.Россия, XIX в., 25,5х22 см.

Литва, частное собрание




Никодим Кожеезерский




Алексей Юрьев
Алексей Юрьев

православный христианин
нет доступа
на форум


Тема: #34984
Сообщение: #1058632
12.11.04 09:56
Ответ автору темы | Алексей Юрьев православный христианинНе показывать | Удалить | Исправить |Ответить

Никодим Кожеезерский

Пустынник Хозъюгский

Почему так теплеет на сердце, когда говорим мы о наших русских святых? Почему тепло на сердце у меня, когда говорю я о подвижниках моего милого Севера? Люди эти далеки от нас по времени, а мы далеки от древнерусской религиозности. Понять ныне подвиг затворника, подвиг пустынника, мы вряд ли в состоянии. Никто из самых искренне верующих людей не носит ныне вериг, не облагает себя жестокими испытаниями плоти, не бежит в пустынь. Почему же так тянется душа к их святой памяти? Только ли в тоске греховной? В жажде духовной по праведности? Или еще потому, что с чистотой их ликов соединяется образ моей родины в ее первоначальной чистоте? Потому ли, что возле пустынек их веет лесной свежестью, сквозь деревья светлеется озеро или серебрится река, а вдоль тропки алеет ягодная осыпь?
Много можно задать вопросов, но трудно сразу на них ответить. Проще пройти по местам бывших северных обителей, описать изобразимое, а неизобразимое дополнить воображением.
Так начали мы от ели преподобного Кирилла и переходим теперь к речке Хозъюге, в память пустынника переназванной в Никодимку.

Подобно большинству северных подвижников, Никодим был простого рода, крестьянским сыном из веси Иваньковой близ Ростова. Житие сообщает, что будучи двенадцати лет от роду Никита – так в миру звали святого – слышал в поле таинственный голос: "Никодим! Никодим!"
Никита рано осиротел. В юном возрасте он покинул родную деревню и отправился в Ярославль, где научился ковать гвозди, стал ковалем. Из Ярославля пришел в Москву, где продолжал заниматься тем же ремеслом. Жил он в Кузнечной слободе и имел соседом некоего благочестивого тверитянина. Обоих связывала крепкая дружба, оба в разговорах и помыслах устремлялись к Богу. Их дружбе позавидовала жена тверитянина, "зело блудливая и прокудливая". Она сварила кисель с отравой, дабы погубить мужа. Тверитянин пригласил к обеду Никиту. Оба друга поели киселя, тверитянин тут же умер, а Никита остался жив, но заболел тяжкою чревною болезнью. Болезнь изнурила его, работать ковалем он не мог и, продав изделия, намеревался идти в другое место.
Однако чудесным образом он был исцелен. Никите повстречался некий человек в рубище, который назвал его по имени и спросил, чем он болен. Никита рассказал. Тогда незнакомец велел придти в назначенный час на двор к Покровскому собору. Никита пришел, явился незнакомец, подал сосуд и велел пить.
Никита выпил и выздоровел, а незнакомец исчез неведомо куда. Кто он был, житие не называет, но читатель должен был догадаться, что Никите являлся святой Василий Блаженный, преставившийся за сорок лет до описанного случая (в 1552 году).
Вскоре с Никитой случилсь и второе чудесное происшествие. Он пришел на Кулишки, где пророчествовал прозорливый старец Илия. Завидя Никиту, старец обрадованно воскликнул: "Пустынник Хозъюгский пришел!"
Второе чудо вызывает еще меньшее доверие, чем конкретно-материальная помощь почившего святого: при всей прозорливости старец Илия не мог знать маленькую речку, которую и не все местные жители знали. Так рассуждаем мы, но составитель жития рассуждал иначе. Праведнику подобает похвала, знал он. Он не боялся ни возвеличения, ни преувеличения, ибо прославлял святого, а для святого, обладавшего даром чудотворения, нет невозможного. Благочестивый вымысел, относимый к житию святого, не является таковым, поскольку речь идет не о обыкновенном человеке, а о избраннике Божьем.
Для историка же нет более неблагодарного и соблазнительного занятия, чем подвергать жития пересказу и исторической критике. Он оказывается в том же положении, в каком оказался составитель жития Александра Ошевенского, который, начав писать житие, усомнился в чудесах святого по дьявольскому навету и тогда ему явился святой и укорил: "Зачем берешься за дело не по силам? а, взявшись, зачем не кончаешь?"
Будем поэтому продолжать.
Прозорливый старец Илия и, не зная речку Хозъюгу, мог предсказать Никите его монашескую будущность: своим аскетическим видом он выделялся в толпе простолюдинов. Духовный перелом, происшедший в нем, влек его в монастырские стены.
По слову жития, Никита роздал деньги нищим, а сам пришел в Чудов монастырь. Случаен был выбор или нет, мы не знаем. Знаем, что поступить в монастырь, находившийся в Кремле, близко к царю и патриарху, было не просто, туда допускался не всякий. Очевидно, пришелец чем-то обратил на себя внимание. По слову жития, архимандрит сразу разглядел в нем святого человека и встретил возгласом: "Что есть пришествие твое, чадо, к нам, нищим?"
Так было или не так – автор жития явно грешит благочестивым преувеличением, на наш взгляд – но Никита в монастырь был принят и облечен архимандритом Пафнутием в ангельский образ, наречен же Никодимом в память Никодима, просфорника Печерского. Дата пострижения – 31 октября 1595 года.
Одиннадцать лет провел Никодим в Чудове под учительством Пафнутия, последние года нес обязанности "кандиловозжигателя". В 1606 году Пафнутий стал митрополитом Сарским и Подонским, переехал на Крутицы и взял с собой Никодима. Никодим прожил у него год келейником и стал проситься отойти в пустынь. После долгих уговоров Пафнутий отпустил любимого ученика, благословив иконой Владимирской Божией Матери.
Однако за скупым перечнем дат скрывается целая эпоха, вереница роковых событий, свидетелем и очевидцем которых должен был быть инок Никодим. Он стал монахом еще при жизни Федора Иоанновича. При нем "достиг высшей власти" Годунов. При нем был страшный голод 1601–1603 годов, когда ели человечину, а родители подкидывали детей под стены монастырей.
Если же Лжедмитрий действительно был чудовским чернецом Гришкой Отрепьевым, то Никодим должен был его знать, а вскоре и увидеть на московском троне. На его глазах началась Смута, сначала в умах русских людей, а потом в делах. Низвергали род Годуновых, легковерно венчали на царство безвестного польского свистуна, опомнившись, снова в ярости кидались в Кремль. Повенчали на царство лукавого, плюгавого Василия Шуйского, а Смута потопом разливалась по Руси...
Даже человека аскетического склада не могли не задевать столь сумбурные и губительные события. Не эти ли погибельные картины зародили в Никодиме стремление бежать от зла людского в пустынное безлюдье? В то время церковные иерархи участвовали в политической жизни, как и Пафнутий Крутицкий. Приходилось касаться грязи мирских дел и Никодиму, как его келейнику, а эта ноша была ему мучительна.
Можно предположить с большой долей вероятия, что о Кожеозерском монастыре Никодим знал прежде, поскольку держал туда путь без всяких отклонений. Знать было нетрудно: в правление Бориса монастырь пользовался его поддержкой и служил местом ссылки. Вероятно также, что Никодим лично знал кожеозерских строителей Серапиона и Авраамия, встретившись с ними в Чудовом в 1599 году, как мы ранее предположили. В 1607 году Никодим пришел на Кожозеро и, как сообщает житие, был с любовью принят игуменом Авраамием и строителем Серапионом. Он прожил в обители полтора года, трудясь в просфорне, уподобляясь киево– печерскому просфорнику, чье имя носил.
Летом 1609 года Никодим удалился в пустынь на речку Хозъюгу в четернадцати верстах от обители, в "место неутешно и блатно". Здесь он срубил себе келью и повел строгую жизнь северного пустынножителя. Он отказывался от молока, которое ему изредка приносили из обители, а рыбу вкушал не прежде, чем она начинала разлагаться. (Также поступал и его младший современник преп. Елеазар Анзерский). Спал сидя или стоя, молился со слезами и постоянно пребывал в трудах. Житие содержит следующее обращение преподобного к себе: "О, смиренный Никодим, ты обрел себе место безмолвное для спасения. Итак, воспряни духом в это краткое время, хотя и в единонадесятый час, ибо вечер уже приблизился и Праведный Судия придет со славою воздать каждому по делам его". (Отметим этот "одиннадцатый час". Признание себя работниками одиннадцатого часа – еще с Нестора-летописца – характерно для русского эсхатологического сознания. Мы позже других народов пришли ко Христу, но и Христос в истории тоже пришел на "одиннадцатый час").
Как всякий пустынник, Никодим подвергался искушениям.
Жития описывают их схожими чертами. "О, злой калугере, отиде от места сего", – говорят бесы. Те же слова произносят и "неистовнии жители", желая согнать пустынника с избранного места. (Снова вспомним "страшливых сыроядцев" в житии Лазаря Муромского или бесов в житии Кирилла Челмогорского). Никодиму досталось едва ли не больше всех других северных пустынножителей терпеть от бесов.
Искушений было пять.
Первое искушение, которое испытал преподобный – столь редко встречаемое в древнерусских житиях и совсем не встречаемое в других северорусских житиях – искушение блудным бесом. Однажды, выйдя из келии за водой, Никодим увидел на берегу лежащую женщину "в червленом одеянии одеяну и яко мертву сущу" (представить древнерусскому целомудрию женщину без одежды даже бесы не решились). Святой помыслив, откуда сие в непроходимой пустыни, перекрестился, прочел молитву "Да воскреснет Бог..." и ударил видение жезлом своим – "и абие бысть древо гнило".
Второе искушение было страхом. "Прииде бо с привидением страшным к нему и со многою силою своею, всякими виды претворшиеся и вельми ревуще, и претяще преподобному, и зубы своими скрежещуще, и глаголаша ему: "изыди, калугере и злый старче, изыди из пустыни сея". Преподобный, воздев руки, вознес молитву и "словом сим, аки стрелою, вси бесове уязвлены быша и, яко дым вси исчезоша". (Эпизод этот, как и предыдущий, заставляет вспомнить искушения св. Антония в изображении средневековых художников).
Третье искушение было огнем. Бесы запалили келью преподобного, надеясь, что он убоится и покинет келью. Преподобный воззвал к помощи Божьей, сказав: "Аз, грешный, и огнем сим сожжен буду, а из сей моей келии никако изыду". "И внезапу бо прииде от запада туча велия зело со многим и великим дождем и ста над келиею преподобного и, аки река, излияся на ню, и погаси огнь".
Эпизод этот уже чисто русский. Можно снова вспомнить "неистовних жителей", равнозначных бесам, которые хотели огнем изгнать из пустыни Кирилла Челмогорского и Нила Столбенского. Но еще более заставляет он вспомнить пустозерского узника старца Епифания, великого бесовидца и бесоборца. То, что испытал старец Епифаний в своей пустыни на Виданьском острову – его келия, обгорелая как головешка, и сбереженная внутри чудесным "медяным, вольяшным" образом Богородицы – подлинное свиедетельство о духовном мире русского отшельника XVII века, схожее с житием Хозъюгского пустынника.
Четвертое искушение было водой. (В тексте жития оно помещено последним, но, не тревожа памяти святого, мы совершим перестановку). "Враг диавол, пришед, запруди воду всю, яже бе в реке Хозъюге". Это было искушение силами природы. В паводок река вышла из берегов и затопила келью, "убо вмале видимей быти единой токмо кровли ея". Преподобный с иконой Владимирской Божьей Матери, "ею же благослови отец его келейный" (митрополит Пафнутий), "взыде на самый верх келии своея, и аки на столпе стояще и прилежно молящеся... донележе умалися вода".
Пятое искушение было самое коврное. Сначала бесы преподобного обокрали. "Лукавии же демоны преобразишася в человеческая лица и приидоша ко преподобному в келию его и аки лытии разбойницы, еже суть что обретоша у него потребная, и то все пограбиша и поидоша по пустыни той". Преподобный возложил упование на Господа и стал молиться. Демоны же "много по пустыни той ходивше, паки приидоша к келии... и то все положиша у келии преподобного в целости". (Схожий эпизод содержит житие Корнилия Комельского, которого обокрали разбойники, но, заблудившись, вернулись к келии, отдали покраденное и раскаялись. Вообще, отождествление бесов с разбойниками нередко в древнерусской агиографии. Да и старец Епифаний не раз сравнивает беса с разбойником: "Аз же, яко за разбойником, за бесом гонюся...", "Аз же, видех беду скорую наносимую от злодея моего, от разбойника, от беса...")
Вернув покражу, демоны сказали: "О, злой калугере, уже бо всячески победил еси нас" и обещались его оставить, признав его святость.
Из всех искушений, последнее самое страшное. Оно вовсе лишено устрашающих атрибутов, но полно адского духовного лукавства, наполняющего трепетом даже душу современного маловера. Соблазн здесь тот, что после многих неустанных подвигов и трудов человек может возгордиться и возомнить, что достиг совершенства.
В подобный соблазн впал некий монах Феодосий. Два года он прожил с Никодимом в пустыни и стал проситься у старца отойти в "далечайшую пустыню". Преподобный не благословил его на это, считая духовно неготовым к подвигу и зная "колико бывает иноком, подвизающимся о Господе, страхования велия и злыя напасти от бесов". Однако тот самовольно отошел в пустынь на пять поприщ удаления. И "прельщен бысть от диавола, и впаде в вещи неудобь постижимыя, созда бо себе жертвенник, и начат в нем литоргисати един божественную службу в том неосвященном храме". Узнав об этом, игумен изгнал его из пустыни, после чего посрамленный инок исчез из обители неведомо куда.
Однако преподобный понял вражеское лукавство, не поддался гордыне и не ослабил молитвы. Сотворив молитву, он дунул на бесов со словами: "Господь да запретит вам, вселукавии демоны" – и "вси исчезоша".
Злые силы были посрамлены и оставили святого навсегда.
На преподобного снизошла сила Божия. Он сподобился дара прозрения и исцеления недугов. Он называл впервые пришедших к нему людей по имени. Ветхая мантия его источала исцеление.
Житие описывает случаи прижизненных чудес, как то исцелений, а также чудесного спасения двух мирян от потопления на Белом море, которым преподобный явился "в образе" еще при жизни.
В последнии годы жития был он "в телеси ангел". Дикие звери не боялись его, олени мирно паслись рядом, когда он молился у креста возле келии. Слава о хозъюгском пустыннике распространилась далеко и дошла до царствующего града Москвы. Патриарх Иоасаф I в 1639 году прислал ему песцовую шубу со своего плеча. Преподобный будто бы кротко сказал: "Моей худости довольно и рубища".
Эпизод с посылкою шубы – скорее всего, это достоверный факт, во всяком случае легендарная шуба долгое время хранилась в монастыре – характерен для наступившего времени оскудения святости. Царственная иерархия разучилась воспринимать подвиг древнерусского пустынника. Дотлевали последние искорки Святой Руси. Близилась к угасанию и жизнь хозъюгского подвижника.
Незадолго перед кончиной игумен умолил ветхого старца перейти в монастырь: "едва бо возможе умолити преподобного, не хотяше бо преподобный изыти из пустыни, дондеже и житие свое скончает в ней". Когда преподобный пришел в обитель, "братия изыдоша на сретение преподобного, велию честь воздающе ему". "И пребысть в монастыре сорок седмь дней".
Свидетелем кончины преподобного был инок Иаков, в миру Иоанн Дятлов, из прилуцких крестьян, бывший одним из духовных чад преп. Никодима. Преподобный исцелил его от глазной болезни. Со слов Дятлова, которому старец многое рассказывал о себе, в частности, искушения в пустыни, была составлена первоначальная кратка редакция жития Никодима иноком Боголепом Львовым.
В день кончины преподобного Иоанн Дятлов, идя от трапезы "в трудню", проходил мимо его келии. Тот позвал по имени из-за закрытой двери, ибо обладал даром прозрения. Иоанн "отверзох двери и видех преподобного седяща на празе сенном, и рече ко мне: "чадо Иоанне, веди мя в келию на место мое, уже бо вельми изнемогах". Иоанн привел его на место, старец благословил и отпустил с миром. Иоанн пошел "в трудню". "В тоже время игумен с братиею изыде из трапезы, и ощутиша вси необычное благоухание..."
Тело святого было погребено у храма Богоявления с южной стороны.
"Преставися же преподобный отец наш Никодим в лето 7143 (1635) месяца июлия в 3 день, на память святого мученика Иоакинфа, при настоятеле Ионе, по прозванию Ляпунов. Поживе же преподобный в монашеском образе по обещании в обители святого архистратига Михаила, иже Чудов наречется, десять лет и едино, со старцем же своим митрополитом Пафнутием на Крутицах едино лето и месец шесть, в пустыне же пребысть тридесять и шесть лет, во вся же та лета единою токмо прииде в монастырь и то ради некоторыя богослоавныя вины, егда же прииде из пустыни в монастырь, и ту поживе четыредесять и седмь дней до преставления своего. Всех же лет жития преподобного в монашеском образе 49 лет и полосьма месяца".
Житие по списку 1741 г. называет датой кончины 1635 год. В изложении жития преп. Никодима в упоминаемой книге А. Кононова дата иная – 1640. Она представляется нам более вероятной. (Эту же дату приводит и архимандрит Леонид в "Святой Руси").
По сведениям А. Кононова, к лику святых преп. Никодим причтен в 1662 г. Житие его было включено в Пролог 1662 года. Службу по преподобному составили митрополит Макарий Гревенский и сербский авва Феодосий, приезжавшие в Млоскву по делу Никона. Служба подражает службе преп. Сергию Радонежскому. Однако, из Пролога 1692 года житие Никодима было исключено вместе с житием Александра Ошевенского, как житие местночтимого, а не общерусского святого.
Иконы Никодима Кожеозерского появляются со второй половины XVII века. Одна из них хранится в Каргопольском краеведческом музее.
Мощи преподобного были обретены "по преставлении в 56 лето, 7203 (1695) по великом пожаре в 5-е лето, августа в 3 число игуменом Ананиею".
В последующее время мощи почивали под храмом Богоявления, построенном в 1887–88 гг. при настоятеле Питириме.
Ныне церкви не существует и место, где она была, поросло елочками.


Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста!Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста!

Общий 1244

Пик масочной истерии в магазинах. Не бойтесь подавать в суд!

27 октября 2020 в 22:47Андрей Рыбак
маски Пик масочной истерии в магазинах. Не бойтесь подавать в суд! читать далее »

Иконы 304

Икона Божией Матери «Сполрительница хлебов».

27 октября 2020 в 16:19Андрей Бузик
Икона Божией Матери «Спорительница хлебов» Икона Божией Матери «Спорительница хлебов» написана по благословению преподобного Амвросия Оптинского (†1891). Особо почитается в Оптиной Пустыни. Отец ... читать далее »

Стихи 876

Неизрекаемая Тайна...

27 октября 2020 в 12:39Владимир Лучит
*** Неизрекаемая Тайна вне любых ограничений во Вселенной вечно СУЩЕГО, по существу, Она же Тайна человеческого духа, в формах времени живущего. *** Проходит всё когда-нибудь, всё исчезает, по себе ... читать далее »

Туризм 130

Рейтинг Баженова. Дикарь. Дорога к храму.

25 октября 2020 в 16:11Андрей Бузик
Рейтинг Баженова. Дикарь. Дорога к храму Тимофей Баженов объехал дикарем всю Россию. Это видео-учебник по выживанию в экстремальных ситуациях. В новом проекте Тимофею Баженову предстоит объехать ... читать далее »

Святые 209

Господь знает немощь человеческую, что человек скоро превозносится

25 октября 2020 в 11:13Андрей Рыбак
Преподобный Макарий Великий (300-391) "Господь знает немощь человеческую, что человек скоро превозносится; потому останавливает его, и попускает ему быть в непрестанном упражнении и ... читать далее »

Высказывания 467

Оптинские старцы и их изречения.

23 октября 2020 в 15:22Андрей Бузик
Собор преподобных Оптинских старцев Православныя веры светильницы, монашества непоколебимии столпи, земли Российския утешителие, преподобные старцы Оптинстии, любовь Христову стяжавши и душу свою за ... читать далее »

Спорт - Экстрим 234

Апостол прогресса: почему Фёдору Конюхову не сидится дома

22 октября 2020 в 10:08Андрей Рыбак
Федор Конюхов Вирус закрыл границы не только для туристов, но и для известных путешественников. Фёдор Конюхов, за судьбой и проектами которого наблюдают тысячи человек, внезапно пропал из ... читать далее »

Природа 188

Золотая осень на семи Братьях.

19 октября 2020 в 15:53Андрей Бузик
Семь Братьев в золотую осень Всё-таки золотая осень – самое красивое время года. В очередной раз в этом убедились! В этом видео любуемся завораживающими осенними красотами скал Семь Братьев и Три ... читать далее »

Помогите! 203

В районе горы Конжаковский Камень пропал Сергий Алиев. И Слава Богу нашелся

17 октября 2020 в 10:50Андрей Рыбак
Сергий Алиев провел в горах две ночи 18.10.2020 Сергий нашелся Сергий Алиев Братия и сестры Только что позвонила супруга Сергия Алиева, Елена. Вчера около 16 часов Сергий Алиев потерял из виду ... читать далее »

Воины 331

Морской медведь: адмирал Ушаков и его победы.

14 октября 2020 в 16:14Андрей Бузик
Морской медведь: адмирал Ушаков и его победы. 24 февраля 1745 года вдали от морей и океанов, в русской глубинке, родился Федор Федорович Ушаков — непобедимый адмирал, заложивший победные традиции ... читать далее »

Альпинизм

На Эльбрусе несколько дней идут поиски

На Эльбрусе несколько дней идут поиски участницы коммерческой группы из Санкт Петербурга Екатерины Кл-ской. По словам ее товарищей, у 30-летней Екатерины большой опыт горных походов и восхождений на ... читать далее »

Парусный спорт

ИРИНА ГРАЧЕВА:  Надеюсь, мой пример способен вдохновить любителей паруса! 

ИРИНА ГРАЧЕВА:  Надеюсь, мой пример способен вдохновить любителей паруса!  В середине октября в Дуарнене (Франция) завершилась одиночная парусная регата TROPHEE MARIE-AGNES PERON протяженностью 220 ... читать далее »

Интересно 493

Девятов А. П. "О новой валютной системе"

27 октября 2020 в 22:05Андрей Рыбак
Биткоин Девятов А. П. "О новой валютной системе" 15-10-2020 читать далее »

Сайты 81

Создан Российский общественный оперштаб по борьбе с коронавирусом!

27 октября 2020 в 15:59Андрей Рыбак
Создан Российский общественный оперштаб по борьбе с коронавирусом! Создан Российский общественный оперштаб по борьбе с коронавирусом! Вслед за барнаульскими активистами выступившими против ношения ... читать далее »

Лица 432

Пётр Мамонов - С Божией помощью!

26 октября 2020 в 15:26Андрей Бузик
Пётр Мамонов Интервью музыканта, актёра, поэта Петра Мамонова для программы телеканала "СПАС" - "С Божией помощью!" Пётр Мамонов - С Божией помощью! Часть 1. Пётр Мамонов - С Божией помощью! Часть 2. читать далее »

История 489

Старообрядцы. Фильм об истории церковного раскола.

25 октября 2020 в 11:24Андрей Рыбак
Икона старообрядцев Старообрядцы. Фильм об истории церковного раскола. @Аркадий Мамонтов читать далее »

Патерик 175

Когда освободишь ты ум свой от всякого пристрастия к телам, яствам и деньгам

25 октября 2020 в 11:07Андрей Рыбак
Преподобный Илия Екдик, XI век "Когда освободишь ты ум свой от всякого пристрастия к телам, яствам и деньгам, тогда, что ни будешь делать, все то вменится в чистый дар Богу от тебя. И воздано тебе ... читать далее »

Духовное 851

Письма преподобного Амвросия.

22 октября 2020 в 15:46Андрей Бузик
Преподобный Амвросий Оптинский Слова и образы святоотеческих поучений не просто перелагались старцами на язык, понятный их современникам, но переживались вместе с ними, и потому действительно были для ... читать далее »

Церковь 640

Схиигумен Сергий Романов о покаянии

20 октября 2020 в 22:03Андрей Рыбак
схиигумен Сергий Романов Схиигумен Сергий Романов о покаянии читать далее »

Здоровье 406

Целебные свойства рябины красной.

19 октября 2020 в 15:43Андрей Бузик
Красная рябина На Руси рябина почиталось за то, что способно стойко переносить осеннюю непогоду и зимние морозы, а значит и передавать свою выносливость людям. Осенью женщины собирали зрелые ягоды, ... читать далее »

Музыка 171

Музыка на Валааме. Исполняет Монах Авель.

16 октября 2020 в 15:56Андрей Бузик
Музыка на Валааме. Исполняет Монах Авель. Лунная соната Л. Бетховена в исполнении Монаха Авеля. Слушая эту музыку, задумываешься о вечном, о высших смыслах жизни, она оставляет след в душе, но каждый ... читать далее »

Поиск Святой Руси 269

Жертва не кому, а ради кого.

14 октября 2020 в 09:21Андрей Рыбак
Идя на Гору, мы жертвуем своим комфортом ради достижения Вершины Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь! С Праздником Покрова Богородицы! Все Святые Апостолы: Андрее, Иоанне, Матфее, Марко, Луко, ... читать далее »

Альпинизм

Первый официальный маршрут для альпинистов появился на Колыме

Первый официальный маршрут для альпинистов появился на Колыме. В Магаданской области появился первый официальный альпинистский маршрут, который вошел в  Классификатор маршрутов на горные вершины . Об ... читать далее »

Альпинизм

Петербургские альпинисты Илья Пеняев, Виктор Трикозов прошли две "шестерки" - на Крумкол и Коштан.

Петербургские альпинисты Илья Пеняев, Виктор Трикозов прошли две "шестерки" - на Крумкол и Коштан-тау. В мероприятии также участвовали девушки Надежда Компас и Оксана Якименко. Девушки прошли ... читать далее »

Искусство 1055

"Песня о Волге". Владимир Высоцкий

27 октября 2020 в 16:55Андрей Рыбак
Исток великой русской реки Волги. "Песня о Волге" Владимир Высоцкий Исполняет Екатерина Гусева Церемония вручения премии Фонда Высоцкого "Своя колея" читать далее »

Календарь 2629

28 октября. Преподобного Евфимия Нового. Святителя Афанасия исп., еп. Ковровского. Иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

27 октября 2020 в 15:58Андрей Бузик
15 октября по старому стилю / 28 октября по новому стилю среда Седмица 21-я по Пятидесятнице. Глас 3. День постный. Пища с растительным маслом. Прп. Евфимия Нового, Солунского (898). Прмч. Лукиана, ... читать далее »

Любовь 59

Любовь умная и безумная. В чем отличие.

26 октября 2020 в 09:07Андрей Рыбак
Тянитесь к Свету и Любви Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь! С Праздником прп. Амвросия Оптинского Все Святые Апостолы: Андрее, Иоанне, Матфее, Марко, Луко, Павле; святители: Василие, ... читать далее »

Разное 1124

Почему пандемия закончится в 2022?

25 октября 2020 в 11:20Сергей Р
Покаяние грешника Люди начинают мало помалу понимать, что ПОВЕТРИЕ - Это Седьмая Чаша Гнева Божия (За Тотальную нераскаянность, За Всеобщее окаянство самовлюбленного человека, За Грех ... читать далее »

Память 310

Памяти отца Дмитрия Смирнова.

24 октября 2020 в 15:50Андрей Бузик
Памяти отца Дмитрия Смирнова. 21 октября 2020 года на 70-м году жизни отошел ко Господу протоиерей Димитрий Смирнов, почетный председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства, ... читать далее »

Проповедь 2

Последняя проповедь протоиерея Дмитрия Смирнова

22 октября 2020 в 10:23Андрей Рыбак
+ протоиерей Дмитрий Смирнов Слабеющим голосом он сказал очень важные слова. До слёз. Одно из последних выступлений протоиерея Димитрия Смирнова. читать далее »

Паломничество 202

Там, где подвизалась преподобная Пелагия. Записки паломника.

20 октября 2020 в 16:19Андрей Бузик
Преподобная Пелагия Антиохийская, Елеонская. Современная икона. Подарена о. Иоакиму иконописцами Донецкой епархии В пещере преподобной Пелагии Греческий архимандрит Иоаким (Cтрогилу) надел свою ... читать далее »

Афон 154

Аудиокнига: Практическое руководство к стяжанию Иисусовой молитвы. Иеромонах Симон (Безкровный).

19 октября 2020 в 09:26Андрей Рыбак
иеромонах Симон (Безкровный) или Симеон Афонский Аудиокнига: Практическое руководство к стяжанию Иисусовой молитвы. Иеромонах Симон (Безкровный). читать далее »

Картины 105

Рисунки семьи государя Николая Второго.

16 октября 2020 в 15:32Андрей Бузик
Рисунки семьи государя Николая Второго В cемье последнего русского Императора Николая II любили искусство. Царские дети рисовали акварелью и масляными красками. Учил их живописи архитектор Н. П. ... читать далее »

Детям 560

В гостях у Дуняши. Покров Пресвятой Богородицы

13 октября 2020 в 15:30Андрей Бузик
В гостях у Дуняши. Выпуск от 13 октября. Покров Пресвятой Богородицы Дуняша рассказывает ребятам про праздник Покрова Пресвятой Богородицы. читать далее »

Парапланеризм

Стервятник катается на параплане в Испании

Стервятник катается на параплане в Испании. Инструктор по парапланеризму Скотт Мейсон недавно продемонстрировал изобретенное им удивительное занятие, которое называется парахокингом, полет на ... читать далее »

Прочее

В Уфе прошел "Забег на высоту УРАЛСИБА"

24 октября в здании ПАО "БАНК УРАЛСИБ" в Уфе прошел вертикальный забег   единственное спортивное мероприятие такого формата в городе в 2020 году. И впервые за 20 лет это здание   закрытый режимный ... читать далее »

© 1999-2020 Vinchi Group
http://www.vinchi.ru


CIROTA.RU Rambler's Top100
Администратор форума:
andrey@vinchi.ru