нет фото   Е. Елена
православный христианин
20:01 16.07.2006
Ответ на сообщение N2193148 ( Кристина Леонидовна)
Тема: СЕМИОЗЕРНАЯ, Толгская, Запечная, Нерушимая Стена, Звездотечная... и ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ
Ответить - Удалить - Изменить - Закрыть

НОВОКАЙДАКСКАЯ (САМАРСКАЯ)
XVIII в

Троицкий кафедральный собор, г.Днепропетровск


Новокайдакская (Самарская)


Первое достоверное письменное свидетельство о местночтимой новокайдакской иконе Божией Матери содержится в Екатеринославских епархиальных ведомостях за 1872 год, № 18-20, и принадлежат эти сведения перу Высокопреосвященнейшего Феодосия (Макаревского), епископа Екатеринославского и Таганрогского (23.06.1871 – 5.02.1885).

Сочинение «Краткие сведения о местночтимой иконе Божией Матери» является первым печатным трудом Владыки по прибытии на Екатеринославскую кафедру. Его источниками являются обширное дело об этой иконе 1776 г., сохранившееся в Консистории, документы бывшего Архиерейского домового правления, «История Новой Сечи…» А.А.Скальковского, «История о казаках запорожских» князя Мышецкого, ряд старинных рукописей, а также благочестивые местные предания.

Вопрос о происхождении иконы и ее появлении в Новых Кайдаках остается открытым. До наших дней сохранилось только распространенное запорожское предание, которое свидетельствует о том, что эта икона была приобретена казаками-запорожцами где-то на Востоке и оттуда принесена в Сечь, как особая святыня. Именно в «Истории о казаках запорожских» князя Мышецкого повествуется, что запорожцы всегда, но более всего в бытность под властью крымских ханов, имели самые близкие отношения с Православным востоком. При них всегда был греческий архимандрит, наносили визиты монахи и священники из Иерусалима и Афона, приходившие для сбора милостыни и дарившие запорожцам различные святыни. Известно лишь, что из Сечи чудотворная икона была перенесена в Новые Кайдаки, когда, примерно около 1700 года, произошел ряд событий, связанных с жизнью Запорожской Сечи. Во-первых, семейные казаки, подданные и крепостные казачества стали селиться в этой роскошной и безопасной местности, образуя как бы связующее звено между запорожским Кошем и Самарским монастырем. Во-вторых, при уходе казачества из Сечи в Алешки, все больные и немощные казаки переселились частью в Самарский монастырь, а частью в Новый Кайдак. Один из старожилов кайдакских, ктитор Семен Бардадим, оставил воспоминания, что около 1736 года местночтимая икона стояла в прежней, ветхой Новокайдакской церкви в притворе. Но кем и когда была написана икона, когда от кого и по какому случаю принесен образ Пресвятой Богородицы в новокайдакскую церковь, в точности никто не знает.

Само село Новые Кайдаки находилось в семи верстах на северо-запад от города Екатеринослава и являлось местечком довольно-таки древним. Оно существовало с приходскою церковью уже в 1650 г. Известно, что, около этого же 1650 г., запорожцы напали на Новые Кайдаки, в намерении освободить село от ляхов. В пылу борьбы Новые Кайдаки сгорели, ляхи оставили село, однако при пожаре сгорела и небольшая церквушка. В новой, отстроенной церкви икона находилась сначала в ризнице, потом в пономарне. Восстановление Новых Кайдак шло медленно, пока в 1739 году по окончании войны России с Турцией казаки не возвратились из под Перекопа в свои земли, рассказывая, что жизнью и спасением обязаны заступничеству Царицы Небесной. С этого момента Новые Кайдаки начали активно восстанавливаться, а с 1750 г. стали именоваться во всех бумагах городом, а новокайдакская Свято-Николаевская церковь называться соборной. Когда же начались явления первой чудесной помощи от святой иконы, находившейся в этой церкви, то она была перенесена в алтарь, и находилась за Престолом. В 60-х гг. XVIII в. икона уже находилась в алтаре Свято-Николаевской Новокайдакской церкви и почиталась как чудотворная.

Из деловых, официальных бумаг становится известно, что около 1765 года местечко Новые Кайдаки сделалось центром народного стечения. На поклонение к местной чудотворной иконе стекалось огромное количество богомольцев из ближайших земель, а также из дальних, входивших в состав Польско-Литовского государства. Приходили на поклонение и простые люди и высокопоставленные лица: казацкая старшина и кошевые атаманы (в частности, атаман низового Запорожского войска Петр Иванович Калнышевский) и даже русские генералы, так, в 1766 г. на поклонение новокайдакской иконе Царицы Небесной приезжал генерал-майор из крепости Святого Димитрия Ростовского (ныне Ростов-на-Дону) обер-комендант Иван Алексеевич Потапов. Известно также, что четыре священнослужителя новокайдакской церкви не в состоянии были удовлетворять духовным нуждам и требованиям многочисленных богомольцев, и по распоряжению Крестового Запорожского Старокайдакского наместничества для совершения богослужений и молебных пений с водосвятием перед иконой Божией Матери в Новокайдакскую церковь поочередно отправлялись священники.

В 1768 г. перед иконой молились казаки, отправляясь в Киевское воеводство по воззванию и приглашению послушника Чигиринского Матренинского монастыря, знаменитого Максима Железняка, отстаивать Православную веру и Церковь против ляхов и католиков, а по окончании «уманского» ратного дела, прибыв на родину, в той же Новокайдакской церкви благодарили Царицу Небесную за благополучное возвращение домой.

В 1770 году слухи о чудотворениях и благодатных исцелениях от новокайдакской иконы Божией Матери чрезвычайно усилились и распространились не только на все Запорожье, но и на всю Украину. Возникла необходимость дать делу законный ход, согласно указаниям Духовного регламента и другим предписаниям церковной власти в подобных случаях. В октябре 1770 года настоятель Новокайдакской церкви Федор Фомич официально донес в Кош низового Запорожского войска о чудотворной иконе, находящейся в алтаре.

По повелению кошевого атамана Петра Ивановича Калнышевского и распоряжению наместника, старокайдакского священника Григория Порохни Богородичная икона при многочисленном стечении людей была перенесена из алтаря и установлена посреди церкви у правого клироса в новоустроенном киоте. Сам Калнышевский сделал пожертвование на серебряную, с позолотой и разноцветными камнями ризу, для чествуемой иконы. Факт перенесения иконы из алтаря на новое место являлся, в сущности, открытым признанием ее чудотворной, запорожское духовенство опасалось гнева высшего духовного начальства за то, что допустило это признание без синодальных распоряжений. Священник Григорий Порохня пытался донести об этом в Консисторию Киевской митрополии, но кошевой атаман удерживал его.

В 1775 году волей Государыни императрицы Екатерины ІІ была упразднена Запорожская Сечь, а вместе с ней и правительственная власть Коша низового войска. Духовное правление старокайдакского наместничества освободилось от тяжкого патронатства Коша низового войска и немедленно донесло в Консисторию Киевской митрополии о чудотворном Новокайдакском образе. Консистория передала дело Преосвященному Евгению (Булгарису) (1.10.1775-5.05.1779), назначенному на вновь созданную Славянскую и Херсонскую епархию. Преосвященный поручил полное расследование дела комиссии во главе с настоятелем Сокольского монастыря, игуменом Иринархом Рудаковским. Комиссия ездила несколько раз в Новые Кайдаки, встречала сопротивление со стороны населения, следствие свое закончила только через два года, после чего Преосвященный Евгений (Булгарис) повелел поместить икону в Архиерейский дом, который находился в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре. Об этом свидетельствует донесение от 2 сентября 1778 года Святейшему Синоду.

Из Полтавского Крестовоздвиженского монастыря с перемещением Преосвященных Славянских Архиереев в Екатеринослав перенесена была и икона и в 1804 г. поставлена на хранение в Архиерейской ризнице.

29 августа 1807 года эконом Архиерейского дома, он же управляющий Самарским Пустынно-Николаевским монастырем, иеромонах Иосиф просил разрешения у Архиепископа Платона (Любарского) (18.08.1805–20.10.1811) взять, находящиеся без употребления две иконы из Архиерейской ризницы, а именно: новокайдакскую икону Божией Матери и древнюю икону святителя Николая Чудотворца, и перенести их в Самарский монастырь. Перенесение икон проходило при многолюдном стечении народа, известно также, что, по прибытии в обитель, иконы установили на «приличном» для них месте. Общая радость богомольцев Самарского монастыря вскоре была омрачена. Причт Успенского кафедрального собора во главе с протоиереем, ректором семинарии и присутствующем Консистории Иоанном Башинским 4 мая 1808 года представил Преосвященному Платону (Любарскому) прошение, в котором говорилось о необходимости возврата чудотворной иконы Божией Матери из Самарского монастыря в Успенский собор на основании того, что Успенский собор является преемником Новокайдакской соборной церкви и уже получил от нее в наследство некоторую церковную утварь и даже колокола. Архиепископ Платон решил удовлетворить поданному прошению, отменить свою же резолюцию и вернуть икону. Священник Успенского собора Симеон Чемерисов отправился за иконой, но иеромонах Иосиф и братия монастыря иконы не отдали. Пробыв в Самарском монастыре несколько дней, он так и вернулся ни с чем. Насельников Самарского монастыря поддержало местное население Новомосковска, отправившее депутацию к Архиепископу Платону с просьбой оставить икону Божией Матери в монастыре и именовать ее отныне Самарской. После продолжительных колебаний Преосвященный Платон склонился на просьбу боголюбивых граждан Новомосковска и 23 июня 1808 года издал соответствующую резолюцию, определив местонахождение иконы в Самарском монастыре. Категоричность резолюции (в которой характеризовался неблагочестивым порядок перенесения святыни с места на место) положила конец спорам и волнениям и среди духовенства, и среди народа. С тех пор икона служила украшением и достоянием тихой, уединенной обители.

Икона эта имеет приблизительные следующие размеры: высота около 48 см, ширина около 40 см, доска из липового дерева. Само изображение ее наподобие Ахтырской иконы Божией Матери. Справа написан распятый на Кресте Спаситель, а также Иерусалимский храм Соломонов и запечатанный гроб. Слева – столб, обвитый веревками, копье и трость, сверху на столбе петух. С правой стороны солнце, слева – луна. На иконе также изображены страстные орудия: гвозди, молот, клещи, розга терновая, кувшин, чаша, фонарь, риза со жребиями, терновый венец. Живопись на иконе потемневшая и местами обгорелая. В настоящее время на иконе имеется надпись такого рода: «1) Икона сия Пресвятыя Богородицы славится с 1736 года. 2) Следовательно с того времени протекло до ныне сто лет (значит надпись сия сделана в 1836 г.). 3) Лик святой иконы потемнел от пожара, во пламени коего она уцелела».

Пройдя через годы гонения, лихолетья икона уцелела и, оберегаемая Господом, находится сейчас в Троицком кафедральном соборе г.Днепропетровска.


CIROTA.RU Rambler's Top100