Фото Священник Константин Кобелев
православный христианин
02:18 30.06.2001
Ответ на сообщение N187900 (Иоанн СПБП)
Тема: Наш подарок Войтыле
Ответить - Удалить - Изменить - Закрыть

СЕРБСКИЙ ЕПИСКОП ДОСИФЕЙ – КАРПАТОРУССКИЙ МУЧЕНИК

В тридцатых годах епископ Досифей был назначен синодом сербской православной церкви загребским митрополитом. Загреб столица Хорватии, в которой православные сербы составляют четвертую часть всего населения. Под австрийским режимом сербы имели в Хорватии своих епископов, но не в самом Загребе. Назначение Досифея в Загреб вызвало у католиков большое неудовольствие. Кроме того имя епископа Досифея уже было у них на черной доске за то, что он “своей пропагандой перевел карпатороссов в православие”, как это можно прочесть в дополнительных томах к официальной Католической Энциклопедии, изданных кардиналом Спеллманом в Нью Йорке. Когда, за несколько лет до второй мировой войны, епископ Досифей сказал мне, что его назначили митрополитом в Загреб, я умолял его, чтобы он этого назначения не принял, так как он там никогда не был и не знаком с религиозным фанатизмом загребских хорватов. Между прочим, я указал ему на Степинца, уже прославившегося своей религиозной нетерпимостью, и я предупредил его, что у него там будет много неприятностей. “Степинац, воспитывавшийся семь лет в иезуитской семинарии в Риме, сказал я владыке, будет чувствовать себя обиженным что в его столице засядет православный митрополит” [*], и что он постарается о том, чтобы владыка Досифей это почувствовал. Я советовал ему, чтобы он убедил членов синода послать в Загреб епископа из тех, кто до первой мировой войны родился и воспитывался в Австро-Венгрии и уже знаком с типами вроде Степинца. Но владыка сказал мне, что его долг слушаться воли патриарха, и он поехал в Загреб. [*] Во всей Сербии римокатолики составляли только 1 процент населения, но невзирая на это в Белграде, столице Сербии, был их епископ. Когда, через несколько месяцев, я о ним опять встретился в Белграде, он сказал мне, что я был прав. На улицах его часто оскорбляли, в особенности женщины. Они называли его “ярац” (козел), блеяли как козы и даже плевали на него. Иногда ночью у него били окна. Камни падали даже в его спальню. Я спросил Владыку, обращался ли он в полицию. Он ответил, что ему, епископу, не подобает призывать полицию. А когда я ему сказал, что в таком случае его враги подумают, что он их боится и что они еще больше обнаглеют, владыка ответил: “Нет, они знают, что я их не боюсь. Когда они меня ругают или плюют на меня, я просто поднимаю руки и благословляю их крестым знаменьем”.

После того как Гитлер захватив Венгрию, вторгся в Югославию и водворил в Загребе в качестве диктатора террориста Анте Павелича, убийцу короля Александра, я знал, что жизни владыки Досифея грозит опасность. Я тогда уже находился в Нью Йорке. Досифей явился мне два раза во сне. Он был чрезвычайно бледен, ничего не говорил и только молча смотрел на меня своими черными глазами. Я поехал в Вашингтон к югославянскому послу Фотичу и переговоривши с ним, написал письмо д-ру Тибору Патаки в Будапешт, который ведал меньшинственными делами в президиуме правительства. Патаки был протестант-кальвинист, не питавший особых симпатий к “папистам”. В моем письме я просил его, чтобы он поинтересовался судьбой митрополита Досифея и сообщил мне, не приключилось ли с ним чего-либо. Ответа я не получил. Впоследствии я ездил несколько раз к Фотичу, но он ничего не мог узнать о Досифее.

Наконец, когда я опять приехал к нему, из его кабинета как раз выходил какой-то незнакомый мне человек. Стоявший в двери Фотич, увидев меня, закричал: Вот Геровский! Вы пришли очень кстати!! Вот господин, который только что приехал из Белграда! Он вам все расскажет про Досифея!

Мы сели с незнакомцем в приемной. Как все приехавшие “оттуда”, он, не зная кто я, вначале был не особенно словоохотлив. Пришлось мне рассказать ему сперва про меня и объяснить, почему я интересуюсь епископом Досифеем. Когда он наконец разговорился, я узнал от него, что он врач, австрийский еврей, живший долгое время в Хорватии и затем переселившийся в Вену. Поэтому он говорил хорошо по сербо-хорватски. И это его спасло, когда Гитлер захватил Вену. Он бежал в Белград и там его устроили врачем при тюрьме, откуда он никогда не выходил, пока нацисты распоряжались в Белграде. В конце концов ему удалось бежать в Грецию и через Турцию в Каир, откуда он только что приехал в Вашингтон.

Вот что он мне рассказал про владыку Досифея. Однажды два нацистских СС в форме привели к нему в тюрьму человека в изодранных лохмотьях, который тяжело дышал и не был в состоянии говорить. Все его тело было в синяках и кровоподтеках.

– “Меня увидило, почему они привели его в тюрьму. СС-маны сказали мне, что они нашли его в Загребе в полицейской тюрьме и, узнав, что это сербский епископ, решили его перевести в Белград. А вы делайте с ним что хотите.”

В продолжение войны я ничего больше не мог узнать про владыку Досифея. Когда же кончилась война, стало известно, что он умер. Тогда я написал митрополиту Иосифу, заместителю сербского патриарха.

Отвечая на мое письмо, митрополит Иосиф сообщил мне, что он видел Досифея в санатории доктора Живковича. Он лишился ума и никого не узнавал. Он даже не узнал его, митрополита Иосифа, с которым он был знаком с раннего детства и с которым он вместе окончил народное училище, гимназию и киевскую духовную академию. Пришел Досифей в себя только через несколько недель и рассказал митрополиту Иосифу, что с ним случилось. Когда его волокли по улицам Загреба, больше всех его истязали женщины. “А вы ведь знаете, что покойный Досифей больше всего старался помогать женщинам. Досифей уже никогда не был в состоянии подняться с кровати. И после мучений, продолжавшихся много месяцев, он умер.” Вот что сообщил мне митрополит Иосиф.

Я знаю, почему покойный митрополит Досифей особенно старался помогать женщинам. У него была старушка мать, которую он очень любил. Я ее знал. Когда Досифей был мальчиком, они были очень бедны и его мать работала день и ночь прачкой, чтобы дать своему сыну возможность получить образование.

Покойный митрополит Досифей умер мученической смертью за свою работу в Карпатской Руси. Так как большинство приходов Северо-Американской Митрополии состоит из выходцев из Карпатской Руси, следовало бы назначить день, в который ежегодно совершался бы молебен в память блаженного митрополита Досифея с соответствующей проповедью, дабы весь русский православный народ в Америке знал и помнил, как и за что пострадал Досифей, первый православный карпаторусский епископ после первой мировой войны и мученик.


CIROTA.RU Rambler's Top100